Строка новостей

Близнецы

До сих пор Нина Михайловна до конца не верит, что молодая женщина, похороненная на городском кладбище под именем Елены Смирновой – её дочь…

Кто о чём мечтает

Лена росла озорной и добродушной девчонкой. Была ласковой и открытой – именно так говорит о ней сегодня её мама, Нина Михайловна Ковригина.

Исчезновение

В девятнадцать лет Леночка вышла замуж, в двадцать родила двух чудесных дочек. Назвали девочек Маша и Даша. Жила семья счастливо, только денег особо в доме не водилось – какое богатство у детсадовской нянечки и прапорщика воинской части с двумя детьми?

Когда Маше и Даше пришла пора идти в первый класс, мама Лена на время своего отпуска устроилась посудомойкой в детский лагерь – какое-никакое подспорье. А потом…

— В тот день, когда лагерная смена закончилась, у меня с самого утра сердце поднывало, — вспоминает Нина Михайловна. – Вечер близится, а дочки всё нет и нет. Спустилась тогда к соседке, она тоже в лагерях работала, спрашиваю у неё: бывает так, что смена закончилась, а у работников в лагере ещё какие-то дела? Сколько угодно, отвечает, на день-два иногда задерживаются – смену сдают.

Прождав ещё два дня, Нина Михайловна сама поехала в лагерь. Но о судьбе дочери узнала ещё в пути, от случайной попутчицы, которая рассказала, что Леночка уволилась из лагеря ещё в начале смены.

— Ничего мне дочка не сказала и домой не вернулась – почему? Куда же она пропала? – вытирает слёзы Нина Михайловна. – Как вечер наступает, я иду Леночку искать. Всю округу обойду. В лица вглядываюсь. Иногда смотрю, идёт девушка – фигурка похожая, волосы – бегу догонять, не она…

Девчонкам сначала сказали, что мама задержалась в лагере. Потом – что пропала, но скоро вернётся. Семилетние сестрёнки, как умели, утешали бабушку, а по ночам сами плакали в подушки.

— Говорят, материнское сердце всё чувствует, — вздыхает Нина Михайловна. – Вот и я поняла как-то, почувствовала, что нет больше на этой земле моей Леночки. А как одна дома остаюсь, чувствую, что здесь она, рядом – будто ходит невидимая по комнате, сказать что-то хочет. А ночью однажды почувствовала, что дочка прижалась ко мне, как будто прощается…

Опознание

Через полгода Нину Михайловну пригласили в милицию: в больнице скорой помощи умерла молодая женщина, вы нужны для опознания – вдруг это ваша дочь?

— Показали мне фотографии. На ней – девушка. Никому никогда не пожелаю через такое пройти… Посмотрела на неё – не похожа совсем. Не моя это Леночка!

На фотографиях девушка с обритым наголо черепом (врачам так и не удалось спасти свою пациентку после черепно-мозговой травмы), осунувшимся лицом, закрытыми глазами. Потом – мучительная процедура восстановления на компьютере прежних черт лица, причёски… С экрана на Нину Михайловну смотрела её дочка…

…Елену похоронили на городском кладбище. Бабушка с внучками часто ходят на могилку, сажают цветы. Но до сих пор Нина Михайловна до конца так и не поверила, что в земле лежит её дочь.

Опекунша

В первый класс сестрёнки Смирновы пошли в восемь лет. Тогда же дедушка, Александр Павлович, ушёл с работы, чтобы ежедневно водить внучек в школу через дорогу. Ещё через год работу оставила и бабушка, чтобы всецело заняться воспитанием девочек.

— Отец – что отец? – вздыхает Нина Михайловна. – Любит он их, конечно, да только работы постоянной нет. То в деревне живёт, то в город – на заработки. А за детьми нужен глаз да глаз, им воспитание, забота нужны…

Решили, что жить девчонки будут у бабушки с дедушкой. Отец навещает их несколько раз в год, привозит подарки, иногда забирает погостить. А все остальные заботы-хлопоты на бабушке, которая официально признана опекуном своих собственных внучек.

Кто о чём мечтает

Прошло пять лет. Сегодня Маша и Даша – ласковые и открытые девчушки, всегда вдвоём, всегда рядом. Если и рассорятся, то ненадолго. Летом сестрёнки отдыхали в лагере, попали в международную смену.

— Там Робин, Джейн, Кетти, Колл – наперебой рассказывают они. – Мы танцы вместе разучивали – «Матрёшки» и «Заинька». Они нам сувениры дарили…

Смышлёные девчонки настолько понравились иностранцам, что через месяц в отдел опеки и попечительства пришел вызов из Австралии – сестрёнок приглашали в гости за границу, на целых два месяца. Австралийцы готовы были полностью оплатить дорогу и проживание. Но бабушка пока раздумывает – стоит ли отпускать своих кровиночек в такую даль:

— Кроме них никого ведь у меня не осталось. Да и не расставались мы никогда так надолго…

Когда я спросила, мечтают ли девочки попасть в Австралию, получила совсем неожиданные ответы.

Даша: «Я мечтаю, чтобы бабушка жила долго-долго и всегда была здорова».

Маша: «А я мечтаю, чтобы время вернуть. Прошлое. Пять лет назад.

Нина Михайловна горестно прикрывает рукой глаза:

— Не верю я, не верю, что нет больше на свете Леночки. До сих пор её жду. Кажется, что вот-вот позвонит в дверь, расскажет мне, что с ней произошло, и где она была всё это время…

Аннета Татарникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + 6 =