Строка новостей
Домой / Изменчивая жизнь / Храм взамен свободы

Храм взамен свободы

Таир Тошев, отбывающий наказание в колонии строгого режима за убийство, отказался выйти на волю на 2 года раньше срока. Пока не достроит в зоне церковь…

храм взамен свободы

В кабинет заместителя начальника колонии входит осужденный Тошев. Тот самый, что удивил всех: и администрацию зоны, и самих заключенных.

Добровольный «отказник»

Никто здесь не сомневается, что его бы освободили как человека, хорошо характеризующегося, не нарушающего режим, не имеющего нареканий. Но он этого не сделал, пояснив, что не достроил ещё в колонии церковь.

Заместитель начальника колонии по кадрам и воспитательной работе службы Александр Пивень такого не припомнит, чтоб человек отказывался от возможности досрочно покинуть зону. Даже те, кому совсем некуда податься, не имеющие на воле ни кола ни двора, всегда стремятся выйти пораньше и держаться от здешних мест подальше.

По всем метрикам и по паспорту его имя – Таир. Он полукровка – его мать русская, отец узбек. Родителей свела судьба на фронте. Отец воевал в Великую Отечественную на Белорусском фронте, там же познакомился с санитаркой Марией – матерью нынешнего церковного старосты. После Победы узбек Шаймордан Тошев увез Марию в Таджикистан, где жил до войны. У них родились четверо детей – трое мальчишек и одна девочка. Люди разных вероисповеданий, они решили «разделить» своих детей по честному: двоих оставить мусульманами, а Таира и его младшего брата окрестить в православие.

И Таир после крещения матерью в православной церкви стал Анатолием. Так Толиком и живёт, вот уж почти пятьдесят лет, из которых на свободе он был не так много времени.

Тернистый путь рецидивиста

Первый свой срок Анатолий Тошев получил в четырнадцать лет от роду за избиение одноклассника. На малолетке к четырем годам ему ещё добавили два года, снова за драку. На волю вышел Анатолий в двадцать лет. Всего лишь через полтора месяца за нарушение надзорного режима Тошев снова на год вернулся в зону. После освобождения его опять угораздило подраться, и как следствие – три с половиной года колонии. Отбыв их, Тошев через пару месяцев съездил по уху начальнику уголовного розыска и в очередной раз отправился хлебать баланду. Уже на пять с половиной лет. Тот срок ему памятен наиболее…

В колонии Анатолий Тошев встретился с дружком, с которым сидел ещё на малолетке. Тот однажды показал ему фотографию своей сестры – и Анатолий заочно влюбился. С Татьяной он вступил в переписку, и она стала ездить к нему на «свиданки», которые окончились беременностью подруги и рождением сына. Татьяна назвала его в честь отца – Анатолием.

С тех пор Тошев стал другим. Он круто пересмотрел свою жизнь и с прошлым решил завязать. После освобождения Анатолий стал жить с Татьяной у своих родителей в Душанбе и растить сына. Кривая жизни заметно выпрямлялась. Тошев устроился на хорошую работу специалистом по художественной лепке – этим мастерством он овладел в зоне. Делал лепные алебастровые потолки, стены в театрах, учреждениях, домах состоятельных людей. Его труд хорошо оплачивался, и всего за год он купил собственную квартиру, куда они с семьей переехали и стали жить отдельно. Но улыбка судьбы была недолгой. В 1991-м в Таджикистане началась гражданская война.

Следующий 1992 год стал роковым для семейства Тошевых – в уличной перестрелке погиб сын. Шальные пули поразили девятилетнего Анатолия и его одноклассника.

Почти сразу еще не успевших оправиться от горя Тошевых подкараулила ещё одна напасть – семье стали угрожать местные националисты. Из-за русской жены Анатолия – Татьяны. Им стали советовать побыстрее убраться из Таджикистана.

Тошев с супругой уехали сначала в Белоруссию, затем в Украину, где им дали жильё и обеспечили работой на ферме. Снова забрезжил рассвет в непроглядной судьбе. Не надолго.

Местные мужики оказались хоть и гостеприимны, однако охочи до халявной выпивки. Повадились они к Тошевым в день зарплаты клянчить магарычи. Анатолий поначалу «проставлялся», но однажды ему это надоело и он отказал. Вспыхнула драка – четверо на одного. Анатолия сильно избили, но и он в долгу не остался. Некоторые из драчунов попали в больницу и написали на Анатолия заявление в милицию. Его арестовали, и семь месяцев Анатолий сидел в следственном изоляторе. Тогда всё обошлось, за не доказанностью уголовное дело закрыли.

Последний срок

После освобождения Тошевы уехали в Киев. Там в иммиграционной службе им подыскали работу. Два с половиной года он с женой охраняли садоводческие товарищества, пока их труд не перестал оплачиваться. Без работы и жилья они остались аккурат к зиме.

храм

По пути в столицу, в электричке, какие-то старушки посоветовали им съездить в монастырь Оптина Пустынь, и по возможности перезимовать. Так они и поступили.

В Оптиной Пустыни их приютили монахи, дали кров и пищу. Там Анатолий, может, впервые в жизни задумался о смысле своего бытия. Он выстаивал службы вместе с монахами, беседовал со старцами. Тогда, по его признанию, пришло осмысление всего, что с ним происходило в жизни. После общения со схимником, старцем Илией, он посмотрел на себя как бы со стороны и перестал во всем винить судьбу.

– Я понимал, что во всём была рука Божья. Шагая по жизни эдаким «крутым» парнем, зараженный блатной романтикой, завоевывая авторитет в зонах и на воле кулаками, думал, что все мне что-то должны. Оказалось – пришлось расплачиваться по счетам самому. За свою гордыню, прежде всего.

В Оптиной я многое переосмыслил, но, наверное, недостаточно молился, и снова все вернулось на круги своя, – рассуждает сейчас Анатолий Тошев.

Ближе к весне Тошев с супругой покинули монастырь, и там же, нашли себе место в колхозе. Татьяна стала трудиться дояркой, а Анатолий осваивать новую профессию пастуха. На новом месте очередное испытание не заставило себя долго ждать.

Как-то он у себя дома опохмелил своего напарника пастуха Юрия и его супругу Валентину. Тот временно «утратил трудоспособность», и стадо коров Анатолию пришлось загонять на ферму в одиночку. А когда вернулся домой, то увидел, что Юрка избил в кровь свою жену и принялся за его Татьяну – он её душил обеими руками. Тут у Анатолия и сорвались тормоза…

За убийство напарника Анатолию Тошеву дали девять лет и этапом направили отбывать срок в «шестёрку».

Храм в душе

В колонии дал о себе знать духовный опыт, приобретённый в Оптиной Пустыни, и он стал постоянным посетителем молельной комнаты, обустроенной в клубе колонии.

Однажды в колонию приехали священники, отцы Василий Бильчук и Петр Петров. С ними Тошев поделился соображением, что неплохо бы построить в зоне отдельный храм, мотивируя это тем, что молиться в клубе мешает музыка. Отцы его идею поддержали, администрация колонии тоже.

В 2001 году на возведение церкви было получено письменное благословение тогдашнего епископа епархии владыки Мефодия, и работа закипела. С тех пор Анатолий Тошев ежедневно хлопочет на строительстве. Начинал ещё с копки котлована под фундамент. Сейчас стены церкви возведены, даже сооружен каркас купола и смонтирована металлическая звонница. Но работ ещё невпроворот, правда, сегодня они идут ни шатко, ни валко – средств и материалов на строительство катастрофически не хватает. Тошев же мечтает завершить строительство к своему освобождению, то есть через два года. Речи об условно-досрочном выходе на свободу и быть не может. Главное, говорит Анатолий, освободиться от прошлых грехов, и тогда стены «узилища» не страшны. Он уверен, что свободу надо выстрадать.

В разговоре Анатолий задумчиво вспомнил историю из преданий об основателе Оптиной Пустыни – главаре разбойничьей шайки Опте.

Как известно, Опта в средние века был еще тем бандюгой, грабил люд на больших дорогах Руси, убивал. Из преданий известно, что на его личном «счету» сорок убиенных душ. Но раскаялся Опта в грехах, всё награбленное роздал монастырям и пожертвовал на строительства церквей. Сам же принял монашеский постриг и ушел в затвор, снискав славу святого старца.

В своё же будущее Тошев особо не заглядывает, хотя не исключает возможности своего ухода в монастырь после освобождения. От своей супруги он давно не получал вестей. Раньше она писала, обратные адреса всегда были из других регионов, но уже года три как Татьяна молчит. Где она и как – Анатолий не знает, хотя и надеется встретиться после освобождения. Ничего Анатолий давно не слышал и о братьях, о единственной сестре. Ещё до последнего своего срока он узнал, что в Таджикистане умерла его мать, но жив ли старик-отец – тоже не знает.

Что-либо выяснить о судьбе родственников Тошева пообещало начальство колонии. Пока же ему идти из зоны просто некуда, может, поэтому он всех так удивил, отказавшись от условно-досрочного освобождения?

Евгений Сокольский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять − шесть =