Строка новостей

Недетское наказание

Она убила своего отца ударом ножа в сердце и была освобождена в зале суда…

отец - садист

Света пристально смотрела в глаза своему отцу. Первый раз в жизни она не боялась быть к нему так близко. Его остановившийся взгляд не вызывал в ней абсолютно ничего. Ни вины, ни радости, ни сожаления – сейчас она не испытывала ничего. Ей только казалась, что она сбросила тяжёлый камень, который носила с детских лет.

Методы воспитания

Света и Таня Юрьевы выросли в строгой семье. Отец никогда не баловал своих дочерей. Мать, кроткая по натуре женщина, всеми силами пыталась восполнить дочерям недостающие ласку и заботу. Но всё-таки она не могла заменить им отца. Девочки всё равно чувствовали, что папа отчего-то недолюбливает их. Не целует по утрам, не желает вечером сладких снов, а лишь только наставляет и читает нравоучения.

Юрий Иванович и правда относился к родным дочерям так, словно это были его приёмные дети. Считал, что их нужно воспитывать в строгости и – никаких сантиментов. А дети совсем не понимали, что же кроется в глубине отцовских ледяных глаз, почему он, в отличие от других пап, никогда не прощает им безобидные шалости и обязательно ставит в угол или наказывает ремнём.

Елизавета Юрьева пыталась защитить дочерей от строгого наказания, но суровый муж всегда мог убедить её в правильности своих методов воспитания.

Даже в школе одноклассники обеих сестёр Юрьевых знали, что у Тани и Светы строгий отец. Знали: если кто-то из сестёр задерживается с друзьями вечером во дворе, дома у них обязательно будет скандал. А за двойку в дневнике чуть ли не до окончания школы обеих Юрьевых обязательно ждала оплеуха, пощёчина или подзатыльник. Юрия Ивановича никогда не смущало, что в глаза ему смотрит хрупкая девчушка, родная дочь.

Нахлебница

Ругаясь с отцом, в слезах девчонки по очереди убегали из дома, ночевали у тёти. Но рано или поздно им приходилось возвращаться к родителям. И всё начиналось по-новому.

Избавлением от мучений для старшей сестры Татьяны после окончания школы стало скорое з. Поселившись с мужем в отдельной квартире, в родном доме она старалась бывать редко, да и то, когда там не было отца.

А вот Светлане повезло меньше. После окончания медицинского училища она устроилась в поликлинику на окраине города. Но небольшая зарплата медсестры не позволяла ей снять угол и поселиться отдельно от родителей. Девушка была вынуждена каждый день ездить на работу, а вечером возвращаться в отчий дом. Время шло, а в жизни Светланы так ничего и не менялось. Оставшись без поддержки сестры, она в одиночку терпела все издевательства отца, который с годами стал ещё жёстче. Кроме того, теперь он пристрастился к спиртному, и алкоголь ещё больше распалял его гнев. Всю свою ярость Юрий Иванович направлял на младшую дочь.

Он требовал от Светланы уважения и полного подчинения. Дочь и так никогда не перчила ему, но он опрокидывал очередную стопку и начинал придираться ко всему: то Светлана рано вернулась с работы, то, наоборот, задержалась, не предупредив, не купила хлеба, недосолила суп, не вымыла пол, не погладила бельё. «Замуж не выходишь, так хоть родителям помогай, нахлебница!» — кричал пьяный Юрьев, замахиваясь на свою взрослую дочь. Даже сейчас, когда Светлане исполнилось двадцать шесть, он не гнушался поднять на неё руку. Ему было всё равно, пришли ли к дочке друзья, или в квартире в гостях родственники. Юрьев запросто мог запустить в Свету стаканом, бутылкой, книгой, металлической тарелкой или ещё чем-нибудь тяжёлым. Родные уговаривали его сменить гнев на милость, но Юрий Иванович как будто за что-то люто ненавидел свою родную дочь.

Когда терпеть побои отца становилось совсем невыносимо, Света убегала к сестре или к тёте. Но везде были свои семьи, и девушке вновь приходилось возвращаться к родителям.

Вспомнить всё

Утром первого января Юрий Иванович поднялся с постели злее обычного – мучило похмелье. Он прошёл на кухню. Взял с полки кружку, наполнил её водой из чайника и залпом осушил. Пустая чашка отправилась в раковину. В дверном проёме показалась заспанная Света. Её глаза, несмотря на вчерашний праздник, опухли от слёз. Она посмотрела на отца и ещё раз вспомнила, как вчера, напившись, прямо на глазах родственников он кинул в неё графин, а потом стал избивать. Новогодняя ночь для Светы превратилась в настоящий кошмар, впрочем, как и большинство дней, проведённых в родительском доме.

Но Юрий Иванович никакой вины за вчерашнее не испытывал. Напротив, увидев дочь, он опять принялся за своё: «Ах ты стерва! Не могла посуду вымыть. Всё сидишь на моей шее, а в доме ничего не делаешь!» — Юрьев огляделся и схватил первое, что попалось ему на глаза, — помойное ведро и больно ударил дочь по спине. Света согнулась от боли. А Юрьев уже схватил её за волосы и стал снова избивать.

В один миг в глазах Светы пронеслись картины из детства: отец, избивающий сестру Таню, молчаливая мать, прячущая глаза от соседей, сама Света, маленькая, забившаяся в угол – только бы избежать побоев отца. Ненависть, копившаяся в ней все эти годы, мгновенно собралась в единый комок злости. Она дотянулась до стола и сжала в кулаке рукоятку кухонного ножа.

Молодой медсестре хватило одного удара, чтобы раз и навсегда покончить со всем, что терзало её на протяжении жизни. Точный удар в сердце остановил её мучителя навсегда.

Суд принял во внимание, что это первое преступление Юрьевой. Кроме того, девушка раскаялась в содеянном и полностью признала свою вину.

24 апреля этого года приговором городского суда Светлана Юрьева была признана виновной в убийстве, совершённом при превышении пределов необходимой самообороны, и осуждена на полтора года лишения свободы условно с испытательным сроком в один год и шесть месяцев.

Светлана Яковенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × четыре =