Строка новостей

Свадебная клятва

В день свадьбы она сменила белое платье на траурный наряд…

на краю света

Людмила Викторовна достаёт из маленькой коробочки обручальные кольца. Она хранит их вот уже тридцать лет. Так и не надев ни разу. Это реликвия семьи из двух человек – её и сына Вадима.

— Свадьба была бы такой пышной, — сокрушается женщина, всматриваясь в бархатную коробочку. – А вместо белого платья я в этот же день надела всё чёрное.

На краю света

_ Ну вот я уже и дипломированный специалист! – думала Люда перед зеркалом. – Красный диплом, багаж знаний и… Камчатка! Сокурсники отвлекли её от раздумий. Как-никак все праздновали долгожданный выпуск.

— Не повезло тебе, мать! – подсел к Люде за столик согруппник. – Камчатка1 Это же на краю земли. Неужели тебе туда охота?

— Хочешь – не хочешь… — начала Люда, — надо, понимаешь? Никуда не денешься. И там тоже люди живут.

Её родители переживали не меньше. Мама собирала чемоданы. Плакала, держалась за сердце. Отец одну за другой нервно смолил папиросы на кухне. Квартира пропахла валерьянкой и табаком.

— Не переживайте, — успокаивала единственная дочь. – Всего два года, а если что – вернусь домой, к вам. Подумаешь, далеко. Зато места там красивые, я в книжке читала. Я вам каждый день оттуда писать буду.

«Мой посёлок замечательный. Люди здесь добрые и отзывчивые. Улочки все мощёные, а какие здесь сопки красивые…» С этого началось её первое письмо. Ей было трудно там, на краю света, но родителям об этом она не говорила. Зато как молодому специалисту ей сразу же предоставили уютную комнатку. Полностью обставленную, с холодильником, телевизором, с видом на сопку. В ней каждый день тонул на закате багровый блин солнца. В такие минуты Люда с грустью вспоминала родной край: извилистый лиман, плакучие берёзки возле дачи и маму, которая зовёт всех к столу.

Полумесяц в косе

Впрочем, грустила она недолго. Люда работала учителем в местной школе. Быстро вжилась в обстановку. Вскоре появились друзья, и на скуку времени уже не оставалось. Каждый день танцы, конкурсы, походы.

Ближе к Новому Году родителям пришло письмо. В нём радостная Люда в подробностях рассказывала родителям про вечер в клубе. К концу письма те уже поняли, что к чему. Начав с того, что «я была ведущей, в косу мне вплели полумесяц, а на праздник к нам приехали моряки-подводники», Люда закончила: «…и понравился мне моряк Павел».

— Ну вот отец, наша дочь и влюбилась! – пояснила мама. – А женятся на Севере быстро.

Родители пригорюнились. Они надеялись, что дочь осядет именно возле них. Здесь встретит парня, здесь же родит первенца.

— Паша был невысоким, но красивым и крепким, — описывает жениха Людмила. – Как сейчас помню, он простоял весь концерт в углу. Наблюдал за мной, рассматривал. Я это чувствовала, мне это очень льстило. Он подошёл сразу же, как начались танцы. Сказал: какая красота, оказывается, на Камчатке встречается! И я ответила: встречается, но я из приезжих!

С того самого новогоднего огонька у них всё и началось. Встречи, свидания, общие планы на жизнь. Паша со временем хотел перевестись служить ближе к дому. Там у него жили родители и от бабушки осталась квартира на набережной.

— Милка, — выпалил он под Первомай. – А выходи за меня замуж!

— А вот и выйду! – всерьёз отшутилась Людмила.

К свадьбе готовились тщательно. На радость, молодым пообещали перевод в часть, что ближе к родителям Павла. Год ожидания они должны были скоротать в маленькой комнатке в военном городке. В ней ребята сами сделали ремонт, купили мебель. Им во всём помогали Пашкины друзья – Андрей и Маша Колпины. Совсем недавно в их семье случилось прибавление – у них родился сын Вадим. Люда и не заметила, как привыкла советоваться с Машей, подтрунивать над рассеянностью Андрея, нянчиться с малюткой.

— Мама, они такие хорошие люди, — писала Люда домой, — вам они очень понравятся. Маша мне как сестра.

Свадебный марафет подружки наводили вдвоём. Маша делала невесте причёску, макияж. Вуалью укладывала фату. Когда всё было готово, побежала домой собираться. За невестой Маша должна была приехать уже с Андреем, в кортеже жениха.

Счастье юзом пошло

Два часа – и она будет женой офицера. В ожидании счастья Люда села на подоконник. За окном барабанил дождь. Девушка смотрела и мечтала. Как вот-вот подъедет к дому чёрная «Волга». Как выйдут гости с цветами. Приедет красавиц жених. Он возьмёт её на руки и закружит. А невеста обязательно заплачет от счастья.

— И вот я сижу, а кортежа всё нет, — вспоминает Людмила Викторовна. – Нам уже в загсе пора быть, а никто не едет. Ох, как я тогда испугалась!

В это время во двор с визгом тормозов влетел командирский «уазик». В подъезд забежал военный так быстро, что она даже не разглядела его лица. Он распахнул дверь и сказал: «Скорее».

Кортеж не доехал до невесты всего двести метров. «Волгу» жениха занесло на мокрой дороге. Машина на полной скорости пошла юзом и перевернулась в глубокий кювет. В ней ехали её Паша и Колпины.

— Почему ты седая, Мила? – твердил Павлик, задыхаясь. Он не выпускал из рук коробочку с кольцами.

— Я не седая, любимый, это фата, — повторяла Людмила.

Он умер на её руках. Признаваясь в любви, обещая быть всегда с ней рядом. Умер с широко раскрытыми глазами. Всё пытался рассмотреть лицо Людмилы и небо, из которого, так некстати лил дождь.

— Маша и Андрей тоже погибли, — продолжает Людмила. Всё твердили: «Вадика не бросай». Андрей даже клятву с меня взял, что не брошу, до ума доведу.

После похорон Людмила занялась усыновлением. Шестимесячный малыш стал называть её мамой. Через полгода Людмилу с Камчатки отпустили. Она вернулась к родителям.

— Тридцать лет прошло, а как вчера было, — говорит Людмила Викторовна. – А замуж я так и не вышла. Всё сыночку отдала.

Женщина кивает на журнальный столик. В дубовой рамочке фото красавца моряка.

— Это мой Вадим, — с гордостью сообщает мама. – Как я не перечила, а он моряком стал. На Камчатке служит. Так получилось, что в том же военном городке. Так вот жизнь распорядилась.

Елена Мельникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 3 =