Строка новостей

Тайну унёс с собой

Я хочу, чтобы в этом мире не было войн и делений на сословия, чтобы все были равны перед законом, чтобы не было убийств и политических преступлений… И тогда, может быть, не будет наводнений, извержений вулканов и прочих стихийных бедствий. Может, природа решила наказать нас так? Ведь именно природа наделила нас разумом, а мы так нерационально воспользовались этим даром…» Это строчки из школьного сочинения Толи Михайлика, тогда ещё 14-летнего подростка.

чего хотел Толя

Чего ещё хотел Толя?

…Новый, 2004-й, год Толя встречал с друзьями. Танцевали, шутили, дурачились. В наступающем году должна была осуществиться мечта Толи — он хотел стать студентом медицинского училища. Врачом он мечтал стать с детства. Но после школы ему не удалось сразу поступить в училище: к экзаменам не допустили по медицинским показателям. Поступил в педагогический, решил стать экологом, но, отучившись три месяца, заявил родителям, что всё-таки хочет стать врачом, а потому будет-таки готовиться к поступлению в медицинский… Стал ездить на подготовительные курсы.

Мама Толи, Марина Борисовна, показывает дневник сына. В нём Толя записывал свои наблюдения за разными букашками. Биология была его страстью. Но вообще-то друзья называли Толика «ходячим компьютером»: он многое знал, многим увлекался, мог быстро дать ответ на любой вопрос. В середине мая он окончил подготовительные курсы, сдал первый экзамен — химию. Второй экзамен — сочинение — предстояло сдавать в субботу, 29 мая.

Напали со спины

В тот вечер, это было за неделю до экзамена, Толя пришел домой без плеера и мобильника, со слезами на глазах. Марина Борисовна давно не видела своего сына плачущим, а тут… На Толю напали на улице двое. Напали со спины. Родители вспоминают, что сына обидело тогда унижение, которому он подвёргся: и время было не столь позднее, когда он возвращался из компьютерного клуба, где подрабатывал, и дом почти рядом… Напали подло… Ограбили и избили. Родители утешали: да ладно! Жив, невредим — это главное.

Страшная ночь

28 мая Толя снова дежурил в своём клубе. Домой уже должен бы вернуться, а его всё нет и нет. Родители встревожились. Отец, Юрий Анатольевич, вместе с младшей дочкой пошел в клуб: не случилось ли чего? Но Толик был там, весёлый и жизнерадостный. Сказал, что сменщик задерживается. Как только появится — он сразу домой, ведь ему завтра утром надо ехать на экзамен! «Не беспокойся, папа, буду дома не позже одиннадцати…»

Вернувшись домой, Юрий Анатольевич передал жене слова сына, выпил таблетку — что-то нездоровилось. И лёг спать. А Марина Борисовна ждала сына… В сентябре Толику исполнится восемнадцать лет, думала она, вот отпразднуем одновременно и день рождения, и поступление в медицинский. В том, что сын осуществит свою мечту и станет студентом, мать не сомневалась. Вот и будет в семье свой врач! Может, и хорошо, что не поступил в педагогический, ведь в прошлом году и было-то ему всего шестнадцать лет… Совсем ещё ребёнок… Хотя и серьёзен не по годам… И классическую музыку любит. Прекрасно играет и на фортепиано, и на гитаре… Свободно знает английский. У сына отличная память, он так всё легко запоминает. Ему будет легко учиться… Так думала мать. В одиннадцать часов Толя не пришел. И в двенадцать тоже. Встревоженная Марина Борисовна пошла в клуб. Дверь открыл дежурный, и ответ огорошил Марину Борисовну: Толик ушел около одиннадцати.

Куда он ушел? Бывало, конечно, что сын задерживался, но ведь всегда предупреждал об этом! Марина Борисовна металась дома от окна к окну. Куда он ушел?

Где сын?

Толя не появился и утром. Родители обратились в милицию. Марина Борисовна уже не сомневалась: с сыном что-то случилось. В милиции тревогу матери и отца не разделили. Сколько лет сыну? Семнадцать? Объявится!

Мать с отцом обзвонили все больницы и морги: нигде нет. Ничего не могли сказать друзья и знакомые Толи: нигде нет. Так прошли три дня. И надо ли говорить, как они пережили эти три дня?

Три дня и три часа

Через три дня заявление об исчезновении сына в милиции приняли. Через три часа Юрию Анатольевичу сообщили, что в морге обнаружен труп юноши. Возможно, это и есть их сын…

Родители приехали в морг и опознали своего Толю.

…Около двенадцати часов ночи 29 мая житель дома на проспекте Ленина вышел на технический балкон покурить… Тишину ночи внезапно разорвал какой-то странный хлопок. Мужчина посмотрел вниз и похолодел: под балконом распласталось тело человека. В то же самое время к дому подходил ещё один человек, который вдруг увидел: на земле лежит молодой парень, совсем ещё мальчик… Тут же была вызвана милиция и скорая. Погибшего юношу доставили в морг…

И все эти три дня, когда родители метались в поисках сына, он значился как неопознанный труп.

Что случилось?

Говоря языком милицейского протокола, по факту обнаружения трупа Анатолия Михайлика оснований для возбуждения уголовного дела нет. Смерть наступила, как было отмечено, в результате акта суицида. Отмечено было и то, что основания, указывающие на доведение Михайлика А. до самоубийства, отсутствуют. Не обнаружено фактов жестокого обращения. Не было систематического унижения его человеческого достоинства…

Родные Толика не могли поверить в самоубийство сына. Почему? Почему это сделал их мальчик — такой целеустремленный, талантливый, жизнерадостный? Каким образом их Толя оказался в доме, где никто из его знакомых не проживал, где на входной двери — кодовый замок? Может быть, каким-то образом то, что случилось, связано с недавним ограблением сына?

Кстати, дело об ограблении уже было закрыто — в связи со смертью потерпевшего. Марина Борисовна добилась, чтобы дело возобновили. Мало того — в расследование активно включилась сама. И… обидчиков Толи удалось найти. Оба напавших тогда на Толика сзади свою вину признали. 22 февраля этого года в Ленинском районном суде слушалось это дело об ограблении: один лишен свободы на три года — условно, и второй осужден также на три года — условно. Связи между ограблением и гибелью Толи не обнаружено. Значит, что-то другое сыграло в этой истории свою роль. Но что?

За два дня до той роковой ночи Толю Михайлика, как выяснилось, вызывали к следователю — по факту кражи в одном из компьютерных клубов. Почему вызывали, о чём шла речь? Родителей Толи, несмотря на то, что их сын был ещё несовершеннолетним, в известность об этом не ставили, но позже, когда Марина Борисовна поднимет документы, выяснится: ничего особенного в том разговоре сына со следователем не было. Несколько вопросов и только. Видимо, не придал этому событию значения и Толя, иначе обязательно рассказал бы родным…

Нет, не может смириться мать с мыслью, что сын добровольно ушёл из жизни. Вместе с Толиной бабушкой обошли они все квартиры того дома, возле которого погиб их мальчик — по официальной версии, выбросился с технического этажа. Марина Борисовна рассказывает, о чём они узнали: в подъезде, на технических балконах, как говорят, иногда бывают сомнительные личности, там спорят, выясняют отношения… А тело Толика находилось на расстоянии восьми метров от дома… Если бы он выбросился сам — так далеко не смог бы упасть, говорит убитая горем мать. В карманах у Толи не было ни денег, ни ключей. Кто мог вытащить их? Ведь ключи от квартиры и деньги у Толи в карманах должны были быть!

Нет, не может сердце матери смириться с тем, что сын сам свёл счёты с жизнью. Но в возбуждении уголовного дела по случаю гибели А.Михайлика отказано.

«Я хочу жить долго»

В том школьном сочинении Толя по-детски трогательно рассказывал:

«Я хочу, чтобы моя любимая кошка прожила со мной много-много лет».

Кошка Муська сегодня живёт в квартире бабушки Толи. Людмила Викторовна говорит, что Муська гибель друга переживает по-своему: часами сидит на серванте возле портрета Толи. Смотрит, не сводит глаз. Иногда бабушке кажется, что Муська плачет.

Галина Несветеева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − четырнадцать =