Строка новостей
Домой / Жизнь среди жизни / Мужчина с прошлым

Мужчина с прошлым

Чтоб ты…! И поскорее!» – в сердцах кричала Лариса своему мужу, когда он доводил её до белого каления. Михаилу казалось, что он действительно сию минуту «сдохнет» от гнева своей благоверной, и пытался поскорее помириться. Сделать это с каждым разом становилось всё труднее. Грехи его перед Ларисой росли как снежный ком.

перед иконой Николая Чудотворца

Спасение – в женщине

С Михаилом Лариса познакомилась у подруги. Будь ей тогда лет восемнадцать, она бы его даже не заметила. Роста невысокого, головастый, плечистый. К тому же неразговорчивый. Одним словом, пентюх какой-то. Но подруга с мужем посматривали на гостя уважительно, пытались разговорить. И Лариса стала присматриваться. Счастье женское ей давно изменило: муж умер ещё молодым, оставив на память о былом дочку-красавицу. За Валей уже вовсю ухлёстывали парни, а у матери личная жизнь не складывалась. Так, случайные знакомства.

…Михаил после гостей (видно, подружка поднасела) вызвался Ларису провожать. Не сговариваясь, они прошли мимо автобусной остановки, хотя до дома Ларисы – путь неблизкий. Шли молча. А когда заметили, что пауза затянулась основательно, словно по чьей-то команде развернулись друг к другу и выпалили одновременно: «Так и будем хранить молчание?»

Это единомыслие и сблизило их. Да настолько, что красивая вальяжная Лариса потеряла голову от своего «пентюха».

Михаил был мужчиной с прошлым. Жена, пока не стала бывшей, изо всех сил тянула из него деньги, и немалые (а зарабатывать он умел). И даже не скрывала, что без этого добра сам по себе супруг ей не нужен. Но жить один Михаил тоже не смог: затосковал по уюту и женскому теплу. Поиски того и другого вскоре превратили его едва ли не в забулдыгу. Рассматривая себя по утрам в зеркале – нечёсаного, в замызганной рубашке, – нутром он понимал, что его спасение в женщине. Не в маршах по чужим спальням с обязательным возлиянием спиртного, счёт которым он потерял, а в любви… настоящей. Чтобы поговорить, хоть до утра, как в кино показывают. Или поплакаться, если припечёт.

Лариса оказалась именно такой.

Именно такая

– Когда мы познакомились, и я провожал тебя домой, – признался он ей позднее, – думал, умру по дороге. Ты молчишь, и у меня язык к гортани присох. А Светка, подружка твоя, все уши мне прожужжала: ты, мол, вся такая разэтакая… Учительница английского, красавица! Не ударь, мол, в грязь лицом.

Лариса смеялась счастливым и каким-то детским смехом. В свои сорок лет она основательно поглупела от свалившейся на неё любви и стала похожа на беспечную и даже какую-то бестолковую девчонку. Коллеги Ларисы, ещё ничего не знавшие о её романе, тут же заметили все эти превращения. Трудно было не заметить. Умудрявшаяся как-то по особенному, а точнее, сикось-накось, подкрашивать глаза (даже старшеклассницы удивленно таращились), симпатичная учительница, полистав модный журнал, самостоятельно овладела всеми премудростями макияжа. Ларисины волосы, обычно связанные в незатейливый хвостик, словно по мановению палочки стали пышными и блестящими.

«Красавица!», чередуя с «Горько!» – восхищенно кричали на свадебном вечере приглашённые.

Десять лет Лариса и Михаил не сводили друг с друга зачарованных глаз. После работы муж, преуспевающий бизнесмен, нёсся домой как одержимый, не забывая притормозить у дорогих магазинов. На Ларисе был домашний уют: она сама выбирала мебель, подбирала гардины в тон.… На Михаиле – закупка провизии к столу. И, несмотря на такие небольшие странности со стороны жены (ужин Лариса не готовила, если муж не успевал заскочить в магазин и купить, допустим, мяса; рубашки ему не стирала), все эти годы они были счастливой парой. Ходили в театр, гуляли по вечерам, взявшись за руки, по улицам города…

– За все годы ни одной измены, – рассказывала Лариса подругам. – А потом как сглазили.

Сглазили

Михаил стал выпивать. Приходил домой пьяным и, падая мешком возле порога, начинал рыдать: «Я не хочу этого делать! Спаси меня, жена!»

Лариса в такие минуты боялась выходить из комнаты: зрелище было не для слабонервных. Изысканно одетый мужчина сидит на полу и, захлёбываясь слезами, размазывает по лицу сопли.

Почти год ушел у Ларисы на то, чтобы убедить мужа, что он самый лучший и прекрасный из всех мужчин на земле и у него просто нет поводов для пьянства. Михаил почти поверил и… вдруг ушел в новый загул.

На этот раз его отдушиной были девочки самого, что ни на есть лёгкого поведения. Их было так много… Михаил стал устраивать дома безобразные сцены. Все свои ночные «полёты» с противной дотошностью пересказывал жене. Той, которой восхищался, которую боготворил.

Кабинет, куда из спальни переселила его жена на вечное поселение, за какой-то месяц превратился в подобие грязной пещеры. На фоне богатой, хорошо обставленной квартиры этот «изыск» смотрелся просто чудовищно.

Михаил уже не замечал, что от переживаний и отчаяния взгляд Ларисы потускнел. Она перестала есть, хотя всегда любила всё самое вкусненькое, убирать в квартире. Пустыми глазами смотрела в потолок и беззвучно плакала. Из-за мужа в тартарары полетела её поездка в Филадельфию. Ларисе, которая в совершенстве владела языком Шекспира, к тому же была автором школьного учебника по английскому языку, предлагали в солидной зарубежной фирме на предмет работы переводчиком контракт на целый год. Но она в ужасе представляла, как муж, пользуясь её долгим отсутствием, наведет в её любимую квартиру недозрелых вертихвосток, на которых он в последнее время помешался. Их ещё недавно такое уютное с Михаилом семейное гнездышко превратится в гнездо разврата.… От таких видений волосы на голове у Ларисы становились дыбом. «Какая Филадельфия?! Какие деньги? Какая новая жизнь?» – зло и потерянно шептала она.

На улице стояло лето, занятий в школе не было. Однажды она сдалась. Решила не вставать с дивана, пока не умрёт.

Когда в дверь позвонила одна из её подруг, сил у Ларисы хватило лишь на то, чтобы открыть дверь.

Молитва

До ближайшего собора подруги добирались, казалось, целую вечность. У Ларисы кружилась голова, она мало верила, что в её жизни хоть что-то изменится. Дочка её Валентина вышла замуж и была далеко. Помощи ей ждать было не от кого. И она, тяжело опираясь на руку Александры, обречённо спрашивала: «Как молиться-то? Кому? Я ж ни одной молитвы не знаю. Чего просить?»

– Встанешь и скажешь, как тебе тошно жить и что ты хочешь в этой жизни, – втолковывала ей Александра. – Только не веди себя как в магазине. С душой проси.

Диалог у Ларисы со святыми угодниками наладился не сразу. Она долго стояла тяжёлой глыбой, переминаясь с ноги на ногу, перед иконой Николая Чудотворца, без всякого интереса рассматривала нимб над головой святого…

– А потом мне показалось, – рассказывала Лариса, когда возвращались домой, – что он слушает меня. Я всё ему про себя рассказала. Слушай, Сашка, я ведь есть хочу со страшной силой! И это… на одной ноге попрыгать. Как у меня легко на душе, ты бы знала!

– Что просила?

– Чтобы Михаил в покое меня оставил, а я встретила нормального мужика. Иначе не выживу. Но, наверное, так не бывает. А может, бывает? – вздохнула Лариса и с надеждой посмотрела на небо, по которому беспечно плыли легкие июльские облака.

А уже через месяц Лариса отплясывала гопака перед Александрой, растерявшейся от невероятных новостей.

– Ха! Мы развелись, – по-девчоночьи радовалась Лариса. – Миша переехал, всё уладили без всякого скандала.

– Да ты что?! – не верила своим ушам Александра.

– Бери выше! Я с таким мужчиной познакомилась! Красавец. Фигура, как у Шварценеггера. Умница! Правда, представили мне его у той же самой Светки. Помнишь, где мы с Мишей первый раз встретились?

…Новый друг помог Ларисе вернуться к жизни. А Михаил вскоре умер… от рака. Лариса вспоминает о нём с грустью. Корит себя за то, что не стирала мужу рубашки. А Николая Чудотворца – за перебор. Мог бы и в живых Мишку оставить…

Галина Казачук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 2 =