Строка новостей
Домой / Жизнь среди жизни / Назвать папой

Назвать папой

Только полгода назад 14-летний Алёша Куликов, его мама и младшие сестрёнки могли чувствовать себя по-настоящему счастливыми: появилась своя квартира и человек, которого с уверенностью можно было назвать папой… Но счастье продлилось недолго…

Назвать папой

«Как я помню, мы всегда жили с бабушкой Машей: я, мама и две младшие сестрёнки Вика и Лена. Папа Юра приходил к нам часто – на выходные, на дни рождения, приносил гостинцы» … Это строки из письма в редакцию восьмиклассника Алёши Куликова. Алёша рассказал о жизни своей семьи – мамы, папы и сестрёнок: «Папа Юра жил со своей мамой Зиной, а она не разрешала ему взять нас к себе, не полюбила она нас. А мама наша такая добрая, тихая, она хочет, чтобы всё по-хорошему, без ругани…»

«Виноватая я»

Мама Алёши, Татьяна, была дома, когда я приехала в село познакомиться с автором письма и всей его семьёй. Вскоре прискакали из школы дети. Алёша на правах взрослого принимал участие в разговоре. Младшие девчонки, притаившись на диване, слушали. Татьяна без утайки рассказывала всю свою жизнь. Почему – сама не знаю, может быть, просто надо ей было с кем-то поделиться?

В Александровке Татьяна – не местная: приехала восьмиклассницей с родителями из Узбекистана. Мать с отцом работали на здешнем сельхозпредприятии, девчонка пошла учиться в школу.

— Я его полюбила ещё в восьмом классе, — рассказывает Татьяна. – Юра старше меня был на целых два года; он в вечерней школе учился и уже работал. Зашли они с ребятами в гашу школу как-то на переменке. Я увидела его, и сразу он мне в душу запал. С тех пор на других мальчишек и не смотрела, всё о Юре думала. Но себя не выказывала, затаилась и ждала.

Через два года Татьяна, забыв о всём на свете, уже бегала к Юре на свидания. Юрий жил с матерью, Зинаидой – женщиной строгой во всех отношениях – и братом Сергеем. Мать сыновью любовь откровенно не одобряла, потому встречались молодые украдкой. Окончив школу, Татьяна стала работать на том же предприятии, где трудился её Юра.

— Он – сварщик был, я – на упаковке, потом на мойке, училась работать на технике… Однажды живот разболелся сильно. Что это такое? Пошла в больницу, оказалось – беременная, второй месяц уже.

О женитьбе младшего, любимого сына Зинаида и слышать не хотела: что это, мол за сноха? Тебе нужна девушка образованная, да из богатой семьи. Обо всём об этом Юрий и рассказал вечером зарёванной Татьяне. А ты, мол, как думала? Против матери не пойду…

Первенец

— Записалась я на аборт, а в душе – камень, — вздыхает Татьяна. – Прихожу туда через неделю, врач мне и говорит, строго так: «Что такое аборт – знаешь? Ребёнка твоего будут живым на части резать…» Я как представила себе, что моего ребёнка на части разрезать станут, решила – пусть я одна, пусть мне тяжело, пусть унижения всякие на голову! Буду жить ради ребёнка.

В отцы родившемуся младенцу записали Куликова Юрия Владимировича (но фамилию первенцу Татьяна свою дала). Назвала ребёнка Алёшей; очень уж имя, говорит, ласковое и переводится как «Божий человек». Посмотреть на сына Юрий пришёл через три месяца, передал и слова матери: «Пусть хоть десяток нарожает, не нужна она нам».

— Обидно мне, конечно, было. Ну что же – сама виновата. Встречаться с ним мы продолжали. Что поделаешь, раз любовь… От любви родились и ещё две дочери: старшая Вика, да младшая Леночка.

— Вы не думайте только, что я беспутная какая-нибудь или бездумная. Ну не могла я детей не родившихся убивать! Это же кровиночка моя, да и его тоже. Я всё ждала – вдруг он одумается. Может быть, когда-нибудь поймёт всё моё унижение…

Вместе?

Дети папу Юру любили. Он приходил на выходные, заходил по праздникам, приносил шоколадки и другие гостинцы. Бабушка Зина детей признавать не хотела, о женитьбе Юриной и слышать не желала.

— Но когда бабушка Зина окончательно расхворалась, папа предложил маме уйти с работы и ухаживать за ней, — сказал Алёша.

Да, с работы Татьяна уволилась, почти не колеблясь. Переехала к Юрию, ухаживала за «гражданской свекровью».

— Тут мы и помирились с ней, — рассказывает Татьяна. – Я Зинаиде про свою жизнь рассказала; я же говорю, люблю его, у меня ничего плохого в мыслях нет… А она сказала: я его тоже люблю и хочу, чтобы у него всё хорошо было…

Но первого августа бабушка Зина умерла. Юрий с Татьяной и детьми стали жить все вместе, в Юриной квартире. Наконец-то сбылось то, о чём Алёша мечтал с самого раннего детства: чтобы рядом каждый день был человек, которого он мог бы назвать папой.

«…Как же мы были счастливы, но особенно мама. Я никогда не видел её такой счастливой. Мы все вместе ездили на мотоцикле в лес, собирали ягоды, грибы, помогали папе на работе собирать живицу. Он учил меня пилить дрова пилой «Партнёр», ездить на мотоцикле, а в свободное время ездили на рыбалку. Мы всё делали вместе, и я думал, что так будет всегда. 22 ноября мама разбудила нас в школу, папа уже завтракал и всё шутил с нами. Вечером папа Юра умер. Ему было всего 37 лет…»

— Умер он неожиданно. Врачи поставили «инфаркт». Всего четыре месяца после Зинаидиной смерти мы и прожили как настоящая семья. У нас многие теперь говорят, что увела его Зинаида за собой: как при жизни не хотела, чтобы мы вместе были, так и после смерти тоже…

Алёшке уже 14, Вике – 11, а Леночке – 8. Старший сын настолько похож на отца, что домашние и родственники даже так и зовут его «Юра».

— Я папу очень любил. И сейчас люблю, — говорит Алёша. – Мне больше всего запомнилось, как мы все вместе ему в лесу помогали. Живица – это такая смола в деревьях, из неё потом «серу» для спичек делают. Ходили, собирали её. Он меня много чему обещал научить…

***

— Я очень жалею о том, что за эти четыре месяца мы не расписались, — вытирая слёзы говорит Татьяна. – Я так и осталась матерью-одиночкой: Юра не успел юридически признать своих детей, усыновить их официально. После Юриной смерти мы остались без копейки; на работу вновь я пока не устроилась. Квартира, в которой мы жили вчетвером, скорее всего перейдёт теперь к Юриному брату Сергею, а нам придётся вернуться в наш домик, где сейчас живёт моя мама. Я не жалею только об одном – что тогда, когда все смотрели на меня косо, и давали всякие советы, я не делала аборты, а рожала детей. Пусть дальше нам будет трудно, но я подниму их на ноги.

Александр Молодцов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − двенадцать =