Строка новостей
Домой / Жизнь среди жизни / Не любите, девки, зеков?

Не любите, девки, зеков?

Дуся читала письмо, и сердце её замирало. Неужто ей повезет, и она вправду найдет своё счастье? Ещё когда писала объявление в рубрику «Знакомства», решила: она не из тех, кто просит «судимым не беспокоить». Во-первых, ей уже не 20 лет, а во-вторых, мало ли как у человека жизнь сложилась – «от сумы да от тюрьмы…»

свадьба в колонии

Самостийная украинка

В селе, где Дуся выросла, вышла замуж и родила детей, жилось бедновато. А ей всегда хотелось лучшего: безотцовщина, дочь матери-инвалида, она жуть как не хотела мучиться в нищете. А тут ещё к соседям стала наезжать племянница, вся в золоте-серебре и с рассказами о богатых краях, где люди красную икру ложками едят. Эти рассказы не давали Дусе покоя.

Разругавшись окончательно с мужем, Дуся решила: всё, нужно ехать куда-то, для начала в Николаев. Кормить детей икрой. И в один прекрасный день, взяв под мышку дочку и сына, махнула в маленькую, но богатую деревню неподалеку от областного центра.

Новая жизнь пришлась Дусе по вкусу. Она нашла жильё, работу по специальности (повар). Детям тоже понравилось жить в пригороде.

Но хотя с деньгами проблем не было, за продуктами и одеждой часто приходилось ездить в город – в их глухомани выбор был невелик. И однажды Дуся подумала: а не перебраться ли туда насовсем? Там-то ещё лучше?

Через знакомых вскоре узнала, что в одном из сел под Николаевом, строят дома для сотрудников фермы. Дуся приехала на разведку и услышала: выбирай дом и приходи в отдел кадров. Пришлось Дусе учиться доить коров: но это разве проблема для такой женщины, как она?

А через некоторое время Дуся уехала и оттуда. Зашла как-то в сельмаг, а продавщица Светка уже тычет на неё какому-то мужчине в военной форме: «Вон она, погляди! С поварскими корочками!». Мужчина оказался комбатом близлежащей войсковой части, которой срочно требовался повар. Дусе тут же выделили служебную двухкомнатную квартиру при части и отослали на армейскую кухню.

Любовь и голубь

Проработала Дуся там почти десять лет. К тому времени уже и дочь замуж выдала, и сына женила. Ну что ж, подумала, надо и свою жизнь устраивать. А как? Начинать учиться знакомиться с мужчинами в 50 лет вроде поздновато. Поразмыслив, решила дать объявление в газету: вдруг да получится что?

Пришло несколько писем, но обратила она внимание только на одно. Её ровесник, заключенный Александр, писал, что, пока он сидел (почти ни за что: превышение пределов самообороны), его жена умерла, остались трое её (но не его!) детей. Но они уже взрослые, не пойдет же он к ним жить! Хотелось бы жить вместе с женщиной, которая поняла бы его, не осудила (от тюрьмы и сумы не зарекайся!)

Дуся читала письмо, и сердце её замирало: неужто ей повезет и она вправду найдёт своё счастье? Ещё когда писала объявление, решила: она не из тех, которые пишут «судимым не беспокоить». Во-первых, ей уже не 20 лет, а во-вторых, мало ли как у человека жизнь сложилась…

Несколько месяцев они переписывались. Потом он предложил ей приехать: мол, надо наконец с глазу на глаз поговорить. Дуся собрала продукты, купила сигареты-носки и поехала на зону. К своему голубю.

При встрече Александр понравился Дусе ещё больше, чем по письмам: видно сразу – мужик основательный, серьёзный. И хотя он признался ей, что сидит уже не первый раз, Дуся не расстроилась: так жизнь человека потрепала, а он не опустился, строит планы. Расстались они весьма довольные друг другом. Дуся видела: она Александру тоже понравилась.

Солнышкино счастье

Больше года Дуся слала в зону посылки и ездила на свидания. Сначала одна, потом с детьми. Те, конечно, немного сомневались в материнском выборе, но и жалели её: надо же и ей пожить для себя, вдруг, что и получится у них с этим усатым мужиком. Вроде ничего он – не скользкий, матов в разговоре даже случайно не проскакивает. В общем, одобрили.

В июне 2004 года Александр освободился. Жить, конечно же, пришел к Дусе: они уже чувствовали себя почти что родными людьми. «Я тебе докажу, кто такие зеки и что они могут в жизни! Всё будете жить хорошо, и ты, и дети!»

Первое время Александр не работал, потом стал ездить в войсковую часть в 50 км от города: как он объяснял Дусе, работать по заказам. Она знала, что по специальности он художник-оформитель, и за короткое время, что жил у неё, успела понять: руки у него действительно «золотые». О том же говорили и его друзья, с которыми знакомил Дусю, – все как на подбор люди серьёзные, и при деньгах.

По вечерам, поужинав, они с Александром шли гулять. Под ручку. Дуся вообще теперь с утра до вечера ходила и всем улыбалась: именно о таком тихом семейном счастье она и мечтала. Не всякой женщине так повезёт: чтобы мужик и хозяйственный был, и ласковые слова говорить умел. А Саня её иначе как «солнышком» и «лапочкой» и не называл. Вскоре и она приучилась к этим словам: он тоже стал для неё «солнышком»…

Дама в шляпе

После трёх месяцев семейного счастья Александр предложил Дусе перебраться за город. Он каждый день ездил туда на заработки: мол, столько денег уходит на дорогу! Дуся согласилась: действительно, каждый день она выдавала Александру по червонцу. Куда уходили деньги, заработанные им, она не знала, и расспрашивать не хотела. Боялась нечаянно спугнуть своё счастье.

Одевала и обувала Александра Дуся тоже за свой счёт. Подруги предостерегали:

– Что ж ты его балуешь-то так?

Но Дуся их не понимала: раз люди живут вместе, значит, должны друг другу помогать.

– А так что ж получается, я себе норковую шубу куплю, а он рядом в лаптях вышагивать будет?

А то, что он денег в дом не носит, так пусть человек сначала на ноги встанет, не всё же сразу!

Дуся уволилась из войсковой части, отработав в ней 11 лет (сын служил там же, и квартира стала его служебной). Нашла хорошую работу в городе, сняла недалеко от неё комнатку у одинокой бабушки. Привела туда Александра. Но в первый же день, пока она была на работе, тот вдрызг рассорился со старушкой и пропал.

Дуся была в шоке: что стало с её «солнышком»? На следующий день «солнышко» появилось и заявило, что сняло другое жильё — у автовокзала: если, мол, хочешь, приходи. И ушел.

А вечером Дуся помогала бабушке просматривать объявления о знакомствах (та искала себе дедушку) и наткнулась на странный текст. Надо же, ну как будто её Саня писал! «Мастер на все руки, вдов, ищет серьёзных отношений»! Вот только, что судим, не написано. Бабушка стала Дусю утешать: мало ли вдовцов с золотыми руками? «Да нет же, – плакала Дуся, – сердцем чую, что он!»

Чтобы проверить догадку, написала письмо: мол, так и так, порядочная женщина, директор винно-водочного магазина, давайте встретимся у главпочтамта такого-то числа, я буду в кожаном плаще, шляпе и т. д. Отправила. Но на встречу не пошла. Остыла.

Да и Саня пришел, раскаивался, яблок принес. Звал жить к нему. Дуся расчувствовалась и согласилась. Оказалось, правда, что Александр снимает комнату у каких-то бичей, но ладно уж, если мужик решил…

Слишком скромная?

Она привела комнату в маломальский порядок, сын перевёз на машине её вещи, стало даже уютно. Одна проблема: каждый вечер суженый проводил ни с ней, а с хозяевами.

– Да что ж такое! – примерно через неделю не выдержала она. – Мы даже с тобой и не поужинали ни разу вместе!

Александр снова покаялся и следующим же вечером принес торт. Дуся растаяла, тут же поверив, что тихое семейное счастье возможно, возможно! Отрезав полторта, Александр понёс его хозяевам: надо же людей угостить. А Дуся так и просидела остаток вечера вдвоём с тортом. Кусок ей в горло не лез…

Однако Дуся не сдалась. Ну не может быть, чтобы у них ничего не получилось, ведь им было так хорошо вместе! Каждый вечер она пыталась с Александром поговорить, приносила ему разные вкуснятины, терпела его выходки. Короче, решила взять лаской.

Но добилась только одного: Саня всё чаще раздражался на неё. И одним вечером не выдержал, достал пачку писем и стал махать ею у Дуси перед носом. Вот, мол, видела? Мне знаешь, какие женщины пишут – даже директор винно-водочного магазина! Сквозь слёзы Дуся кивнула:

– Ага, в кожаном плаще, да? И в шляпе? Да это ж я тебе написала!

Саню как обухом по голове огрели. На следующий день он не пустил её в дом: раз такая умная, постой-ка на морозе!

– И вообще, – кричал он из-за запертой двери, – ты скромная слишком, я с тобой комплексую, поняла?

Дуся не поняла. Весь вечер блуждала по городу, но так и не поняла. Ночь она провела на работе, пустили охранники.

На следующий день вернулась домой, к сыну, потом снова стала снимать жилье в городе. А когда на Новый год всем коллективом собрались в ресторан, Евдокия решила блеснуть, надеть что-нибудь из золотишка. Дарить его было некому, так она сама себе покупала что-нибудь на каждый день рождения. Поехала к сыну, у которого хранилась шкатулка: ба, а любимого кольца с голубым камнем нет! Сын пожал плечами: ну, мол, когда вы ещё с Саней жили, он как-то заезжал, закрывался в комнате…

Горько Евдокии, обидно. За что мне всё это, думает порой Дуся, за что? А потом нет-нет, да и вспомнит, как хорошо ей было в те три месяца. И знай она, что может это счастье ещё раз повториться, простила бы хоть сейчас! И про кольцо бы не вспомнила…

Фамилия героини не указана по её просьбе.

Татьяна Владина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × два =