Строка новостей
Домой / Жизнь среди жизни / Недолгое счастье

Недолгое счастье

Володя оглянулся и помахал ей рукой. «Как навсегда уходит», — вдруг мелькнула в голове Светланы страшная мысль….

наряд милиции

За месяц до той трагедии в ночном кошмаре она видела, как убивают любимого мужа, но он находит в себе силы, открывает калитку и, истекая кровью, идёт по дорожке в дом. Она встречает его на пороге, обхватывает обессилевшее тело и кричит во весь голос: «Только не умирай, только не умирай!»

Он тогда проснулся среди ночи от её крика. Обнял, прижал к себе и сказал: «Ну что ты, милая, я здесь, живой, всё хорошо…»

Гордячка

Светлана родом из села. В областной центр приехала в девяносто втором пятнадцатилетней девчонкой. Сильно заболела её бабушка, и в семье решили, что Света должна быть рядом. Поступила в ПТУ, выучилась на повара. Но пошла санитаркой в хирургическое отделение: работы по специальности не было. Позже в город приехала и мама, занялась частным предпринимательством. Светлана, отработав смену, помогала ей — продавала на «пятачке» всякую мелочевку.

8 марта 1997 года она помнит очень отчетливо. Тогда к киоску подошли двое милиционеров.

— Почему праздник не отмечаешь? — спросил один из них.

— Не с кем, — честно и просто ответила Светлана.

В этот же вечер Володя — так звали милиционера — назначил ей свидание. Но она не пришла.

На следующий день он появился снова — стройный, голубоглазый, одним словом, красивый молодой парень.

— Знаешь, у меня ведь девчонок много, — сказал он, обидевшись, что она не пришла.

— Даю тебе неделю, чтобы попрощаться со всеми, — улыбнулась гордячка.

А через пару недель он пришел в её дом с двумя чемоданами и сказал, что теперь будет здесь жить. Светлана чуть со стремянки не упала — гвоздь прибивала: вся мужская работа по дому лежала на ней.

Володя взял из её рук молоток:

— Теперь этим буду заниматься я. Привыкай.

Предчувствие

…Мы сидим со Светланой в летней кухоньке, и она показывает самодельную вытяжку над плитой.

— Это Вовка делал своими руками. Две недели сидел над чертежами. По ночам меня будил, показывал свои разработки, а наутро вырезал из листов алюминия эту конструкцию. Всё-таки сделал. А между летней кухней и домом мечтал бассейн построить. Всё обещал моей бабушке, что купать её в нём будет…

Бабушка, надо сказать, как всякий человек старой закалки, сразу спросила Володю:

— А вы, молодой человек, на каких правах у нас жить будете?

— Я люблю вашу внучку, хочу на ней жениться и прожить с ней всю оставшуюся жизнь.

Но со свадьбой Светлана не спешила. Предложила пожить без оформления брака, присмотреться друг к другу: уж очень всё стремительно развивалось.

— Он всю тяжелую работу взял на себя. Даже кухню эту белил, я только руководила.

— Не поверишь, Светлана, — говорил он, — делаю это впервые в жизни.

Они строили планы, к осени собирались пожениться.

— Через неделю получаю зарплату, и идем в загс, — сказал, как отрезал.

…В тот страшный день — 4 августа 1998 года — предчувствие неминуемой беды не покидало её, даже температура поднялась. Светлана буквально умоляла Володю, который работал уже третьи сутки, остаться дома. Лето — время отпусков, сотрудников не хватало. Но он клятвенно пообещал: отдежурит смену, а потом возьмет отгул. Она, как всегда, проводила его до калитки. Он оглянулся и помахал рукой.

— Как навсегда уходит, — вдруг мелькнула страшная мысль.

С задания не вернулся

…В восемь часов вечера на пост патрульно-постовой службы поступило сообщение, что на дачном участке садового товарищества на улице семейный скандал. На место происшествия выехали старшие сержанты милиции Владимир Альховик и Юрий Какунька.

Альховик постучал в дом. Но вместо ответа увидел в распахнувшейся двери направленное в лицо ружье. Мужчина приказал милиционеру не двигаться и объявил, что тот взят в заложники…

Когда прибыла подмога и преступник понял, что ему не миновать ответственности, он внезапно выстрелил в милиционера. Потом ещё и ещё раз…

…Владимир Альховик от полученных ран в плечо, голову и грудь умер в машине «скорой». Его последними словами были: «Света беременна…» Перед тем, как отправиться в роддом, Светлана Куланова пришла в загс и попросила поменять фамилию, не объясняя причин. Она стала Светланой Альховик.

…Убийцу судили 17 марта, а через три дня Светлана родила сына.

Сын — боль и радость

Она рыдала над ним несколько дней: маленький Володя был точной копией отца, которого он никогда не увидит. Ещё немало слез пролила Светлана, когда узнала, что родившийся маленький человечек — инвалид, ему поставили страшный диагноз — детский церебральный паралич.

…Беда, как известно, не приходит одна. Заболела мама — Татьяна Геннадьевна, её прооперировали, и дочь, вместе с врачами, практически с того света вытягивала своего незаменимого друга и помощника. Только маму выписали из больницы, в операционную попала Светлана.

Как они это пережили — одному богу известно.

— Чуть не взяли грех на душу, — признается Татьяна Геннадьевна, подключаясь к нашей беседе, — даже поговаривали вслух о том, чтобы отдать на время мальчика в специнтернат. Вовочка словно понял, о чем говорили мама и бабушка. Перестал есть, пить, сворачивался клубочком на подушке и часами лежал не шелохнувшись. А еще перестал улыбаться…

— Мы места себе не находили, — вспоминает те «черные» дни Татьяна Геннадьевна. — Как мы могли, пусть даже в отчаянии, вообще о таком подумать?! Да никогда, покуда живы, своего мальчика не отдадим!

Живут они на пособие по потере кормильца (суд признал, что Володя — сын погибшего Владимира Альховика) и на зарплату Светланы.

— От всех своих бед я немного отвлеклась, когда вышла на работу, — говорит Светлана. — Работаю с 2001 года пекарем. Даже не думала, что стану хлебопеком. Когда я в первый день после смены пришла домой вся в муке, такой счастливой себя почувствовала! Ведь столько любви вложила в тот хлеб, который утром купят люди.

— Всё это от Володи, — говорит она. — Он был необыкновенным. Мы были вместе чуть больше года, но прожили это время так, что на всю жизнь хватит…

Ирина Чумак

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − 3 =