Строка новостей
Домой / Жизнь среди жизни / Талант, разбуженный любовью

Талант, разбуженный любовью

Когда Нина Юрьевна осторожно спросила трёх своих взрослых детей, как они отнесутся к появлению в семье еще одного ребенка, в ответ, как благословение, услышала: «Мы уважаем ваше с папой решение». И очень скоро в доме появилась Лидочка…

Талант, разбуженный любовью

Лиде было чуть больше четырёх лет, когда она попала в детскую больницу областного центра. Три месяца стационара сняли острое течение болезни, а потом малышку перевели в детский противотуберкулезный санаторий. О маленькой, почти безволосой девочке скоро знал весь персонал учреждения. Излишне подвижная, эмоциональная, Лида была чрезвычайно проблемной пациенткой: медсестра не могла оставить её без присмотра даже во время ночного сна.

Нина Юрьевна, воспитатель одной из санаторских групп, наблюдала за Лидой каждый день и однажды почувствовала, что выделяет её среди других ребят. Казалось, девочке тоже передалось это чувство. Убедиться в этом Нине Юрьевне вскоре помог случай. Как-то раз, когда Лида уже провела в санатории несколько месяцев, её пришла навестить мать с приятелем. Лишённая родительских прав женщина нетрезво улыбалась и манила дочку к себе, обещая в следующий раз принести гостинец. Но малышка, крепко обхватив шею воспитательницы, всем тельцем прижалась к ней и никак не хотела разжимать ручки.

С тех пор Нина Юрьевна всё чаще стала задумываться о том, что не сможет расстаться с Лидочкой так, как расставалась с десятками маленьких воспитанников за многие годы работы. А момент прощания и в самом деле всё приближался. Однажды Нина Юрьевна узнала, что девочку готовят к передаче в детский дом. И женщина решилась.

Сначала она собрала вместе Юлю, Руслана и Ларису — своих детей, двое из которых уже ушли в собственные семьи. Осторожно, боясь разрушить надежду на удачу, она рассказала им о больной девочке, оставшейся без родителей, и о том, что хотела бы взять её к себе. Реакцию сына и дочерей она и спустя два года вспоминает с благодарностью: «Они поддержали меня. После того разговора я уже твёрдо знала, что не смогу отказаться от Лиды».

Но оставался еще муж, без согласия которого все планы могли рухнуть в одночасье. Его Нина Юрьевна стала подготавливать постепенно. Сначала лишь обмолвилась о малышке, в следующий раз предложила встретить её с работы: «Приходи с чем-нибудь вкусненьким — я тебе Лиду покажу». А потом напрямую объявила супругу о своём желании. Александр Сагитович молча выслушал и вышел из комнаты. Нина Юрьевна ждала, уверенная в том, что разговор ещё не закончен. «Прошло довольно много времени, — вспоминает она, — когда муж вернулся и, стоя в дверях, неожиданно громко сказал: «Хозяин я или нет в этом доме? Как решил, так и будет! Забираем девочку».

Следующие несколько дней пронеслись одним мгновением. Чтобы оформить девочку в свою семью, супругам пришлось сделать почти невозможное. Всего за один день они собрали все справки, привезли для инспекции в свою квартиру комиссию, которая дает добро на приемных родителей. И детдомовское будущее, стоявшее на пороге Лидиной палаты, отошло, давая дорогу полноценной семье. Так в начале ноября 2003 года из противотуберкулезного санатория, в котором прожила восемь месяцев, девочка переехала в небольшую, но уютную квартиру с обилием комнатных цветов в старинном доме.

Чтобы малышка побыстрее освоилась, Нина Юрьевна и Александр Сагитович взяли на работе отпуска и втроём отправились в путешествие. Сначала показали Лиде столицу, которую она даже на фотографиях не видела, а оттуда поехали в Чернигов, к родственникам. Почти сразу малышка назвала новых родителей мамой и папой.

Тот период был, наверное, самым тяжелым в их новой жизни. Нужно было справляться с многочисленными проявлениями болезней девочки, которых к пяти годам у неё накопилось, как у зрелого человека. Лида очень плохо спала: каждую ночь ей снились кошмары из той, прошлой жизни, в которой она скиталась по чужим домам вслед за пьяной матерью. Но постепенно душевное тепло и расположение всех домашних сделали своё дело. Детская память услужливо заштриховывала кошмары маленькой жизни. И уже очень скоро Нина Юрьевна стала замечать, что её Лидочка меняется. Она быстро схватывала всё новое и сама стремилась к лучшему. Сейчас, спустя почти два года с начала новой жизни, девочка совершила огромный рывок в своем развитии. В детском саду она читает лучше всех в группе, уже может сказать несколько фраз на английском языке и серьёзно занимается сольным вокалом с педагогом.

К Лидочке привязались в семье все, а ей особенно интересно было с Александром Сагитовичем. Вместе они стали бегать по вечерам, играть в футбол. У девочки появился и личный хранитель секретов — французский бульдог Элми. До сих пор она делится с ним своими тайнами: обнимая пса за шею, нашептывает их ему на ухо.

Всё складывалось удачно, но через несколько месяцев Нина Юрьевна узнала, что у Лиды есть родная тринадцатилетняя сестра, которая в тот период жила в первом детском доме в Первомайске. Вместе они отправились на встречу с ней. Знакомство с новой мамой сестрёнки произвело на девочку большое впечатление, да и Нине Юрьевне она тоже понравилась. Прощаясь, женщина вдруг спросила Марину: «Ты бы хотела жить с нами?» Услышав радостное «да!», сказала, что такую возможность не исключает. А девочка, оставшись в детском доме, вспоминала добрые, сразу ставшие родными глаза новой знакомой и верила, что однажды будет рядом с ней.

Александр Сагитович легко согласился принять в свой дом ещё одного ребёнка. Сначала Маришку взяли на каникулы — погостить, но в детдом девочка вернулась, только чтобы забрать свои вещи. 3 октября 2004 года она попрощалась с друзьями и переехала к сестре и маме с папой. Уже в первый день на новом месте она назвала Нину Юрьевну и Александра Сагитовича именно так.

Поначалу сёстрам было сложно привыкнуть к мысли, что они — родные. Ведь разлучили их довольно давно, когда Лидочка была совсем маленькой. Но постепенно девочки освоились и теперь не представляют, как бы жили, если бы были врозь. А по выходным в гости к ним приходит шестнадцатилетний парень — их старший брат. Он, как когда-то Марина, тоже живет в первомайском детском доме. Для оформления в приёмную семью он уже слишком взрослый, но мама и папа девочек всегда рады его приходу — со временем и он стал для них своим.

В новой семье Маринка живёт меньше года. Её успехи в школе отмечают не только домашние, но и учителя. Табель девочки сегодня выглядит замечательно, а когда-то она могла лишь мечтать о хороших оценках. А еще сбылось её самое заветное желание: несколько раз в неделю Маринка ходит на занятия в художественную школу имени Шлеина. Педагоги отмечают явные способности ребёнка.

Когда Марине и Лиде исполнится восемнадцать, они станут самостоятельными и по закону должны будут оставить приемную семью. Но Нина Юрьевна убеждена, что девочки никогда не уйдут от них совсем. «Их вырастим, а потом и их детей нянчить будем, мы же родные теперь», — улыбнулась на прощание мама Нина.

Марина Чечушкина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × четыре =