Строка новостей
Домой / Жизнь среди жизни / «Я ещё молодой!»

«Я ещё молодой!»

В свои семьдесят Эдуард Таккер несколько раз в год вместе с молодой женой ездит в горы. Живёт там, когда две недели, когда полгода…

Папа Эдик

Вот все удивляются, что я в мои годы по горам лазаю. А я себя на свой возраст не чувствую, всё подпрыгиваю. Сегодня встал в пять утра, на велосипеде покатался… Я ещё молодой!

Экстремал

«Папа Эдик», как он просит себя называть, был военным. И большую часть жизни обучал солдат умению выживать в экстремальных условиях.

— Был как бы физрук в армии, солдат к войне готовил. Потом врачом хотел стать. Три года проучился и бросил. Решил всё-таки корешками заниматься.

«Папа Эдик» делает всевозможные поделки из дерева, обычно – из корней, и это называется корнепластикой.

— Я уж двадцать шесть лет с деревом работаю – как на пенсию вышел. За материалом приходится ездить в Карпаты, в нашей области, говорит, подходящего дерева не найти:

— Тут все стволы прямые, как палки. И я же не буду ради корней дерево валить! А я по горам лазаю, мешками привожу сюда коряги!

— Ну и как там в горах?

— Со мной как-то ходили чемпион области по боксу и йог один. Так они мне говорили: да будь ты проклят! Когда нечего есть, надо найти, чего пожрать. Белку живую поймаешь и ешь, только кишки выкинешь. Лягушек тоже можно… Мне-то школа выживания помогает. Там же и бомжей полно, они, наверное, могут просто подойти и убить. А я контактный человек, — смеётся «папа Эдик», — я подхожу и начинаю обниматься. Кто не сумеет так, тот там и не выживет. А вообще я люблю горы, люблю туда ездить, жить там…

Каждый раз Эдуард выбирает разные места. Иногда походы бывают неудачными, иногда везёт. Как-то раз он нашёл огромное дерево, сожжённое в середине молнией. Повесил себе на шею это «колесо» весом в шестьдесят килограммов и стал спускаться по отвесному склону.

— Я, когда спустился и вошёл в речку, практически упал. Сил не было даже снять с шеи эту корягу. Так и несла меня вода. Зато смотрите, какая оправа для зеркала вышла! Нас всё время спрашивают: а чего вы туда, в горы, всё время ходите? Там же грибов нет! Что там делать? Представляете? А для меня в этих горах сейчас вся жизнь!

Родной дом

Жилище семейства Таккеров напоминает музей: кресла, сделанные из огромных пней, столы из стволов деревьев, рыбы и звери из коряг… Особая гордость – садик вокруг.

— Тут двести видов растений, — показывает Эдуард. – Мы обычно с гор привозим. Заходила к нам девочка-ботаник, поразилась: не может, говорит, такое в нашем климате расти!

В областной центр Эдуард перебрался из столицы шесть лет назад: хотелось, говорит, покоя, быть ближе к природе. И чтобы места для любимых коряг хватало. Дом в те времена больше напоминал развалившийся сарай. – Это же такой бомжатник был! Четыре стены, глиняные полы… Когда сюда попал, даже не понимал, о чём люди говорят. Мне тут сосед говорит: «посажу бабку под шишигой». Я перевода потребовал. Сейчас понимаю.

Даже непонятно, где заканчивается сам дом, и начинаются мастерские: летняя, зимняя. Готовые поделки чередуются с корягами, которым предстоит превратиться в невесть кого.

— Это вот у нас зверь… Какой, мы ещё не решили, поэтому пока просто зверь. Вчера я свинью сделал, красавицу! Десять лет коряга лежала. Подошёл, почесал репу… Свинья на задних лапах стоит, рот приоткрыт, ко мне тянется. Уж я целовался-целовался с ней! Но мечта Эдуарда – перебраться вместе с женой в чащу на постоянное место жительства.

— На природе надо жить, на природе!

Полетели вместе

— А наша с женой встреча была, как и всё в этой жизни, случайностью, — смеётся Эдуард.

Познакомились они в аэропорту. «Папа Эдик» тогда как раз развёлся и летел на запад. Смотрит – стоит девочка молодая и симпатичная. Тоже летит куда-то. Подошёл:

— Полетели вместе?

Девушка согласилась. Ей было двадцать, ему – пятьдесят.

— Нам тридцать лет разницы не мешают. Светка для меня и ребёнок, и жена, и любовница, и друг. Она действительно светлая. Когда расписались, она и фамилию мою взяла. Мне с ней очень повезло! Представляете, мы за двадцать лет ни разу не поссорились!

Двадцать лет живут они вместе и двадцать лет вместе катаются в горы. Иногда большую часть года семья проводит не дома, а в горах.

— Пока не подох, буду кататься. Так и останусь – последний герой на выезде. Вот осенью опять поедем. Сначала я один на месяц в разведку, потом за Светой вернусь. И уже на пару месяцев вдвоём…

Полина Морева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 3 =