Строка новостей
Домой / Семейные тайны / Автостопом на войну

Автостопом на войну

У Сергея Браславского необычное хобби – он путешествует по странам, где только что закончились вооружённые конфликты…

Автостопом на войну

Идея о том, что можно добраться в практически любую точку без помощи турагентства, имея при себе минимум денег и снаряжения, захватила жителя областного центра и стала для него не просто увлечением, а стилем жизни. Кто-то по старинке называет это автостопом, а Сергей – вольными путешествиями.

«Вольное путешествие по-Браславски» выглядит следующим образом. Желающий попасть, допустим, в Египет запасаются загранпаспортом, визами тех стран, через которые они собираются ехать, суммой денег в кармане выходит на околицу и тормозит проезжающие машины. Средняя скорость передвижения при определённой удаче – 50 километров в час. Понятно, что путь до определённой «загранки» будет не только долгим, но и полным приключений.

Народный акын Афганистана

Поездив по родине-матушке, Сергей понял, что приключений ему недостаточно. Для очередного посещения он избрал неспокойный Афганистан, в котором только закончилась американская контртеррористическая операция. Проникнуть туда Сергей с товарищами решили через республики Средней Азии.

— По пути тормозили в основном дальнобойщиков, ночевали на вокзалах и у знакомых, — рассказывает Браславский. Проезд от Москвы до границ Афганистана менее недели. Границу в Таджикистане перешли довольно быстро. Благо ещё в столице в афганском посольстве запаслись визами.

Кстати, многие афганцы знают русский язык (на севере) или английский (на юге). Никакой ненависти религиозной или национальной, к путешественникам никто не проявил. Люди с оружием по улице не ходят (только солдаты и полицейские). В стране до сих пор можно увидеть настоящие верблюжьи караваны с товарами, в городах – извозчиков с каретами, и всё это соседствует с современными западными и старыми советскими машинами и с тысячами единиц битой военной техники. Что интересно, некоторые танки до сих пор на ходу. Афганцы срезают с них башни и используют в качестве тракторов и тягачей.

— Больше всего меня потрясли междугородние автобусы. Во многих из них просто нет стекол, чтобы не было жарко в салоне. Пассажиры набиваются битком, иногда даже залезают на крышу. Меня удивило, что в автобусе запросто можно перевозить домашний скот. Уже под конец путешествия я из-за одного, в буквальном смысле, осла лишился своей гитары. Хозяин поставил животину в проходе между сиденьями, и тупая скотина раздавила инструменты копытом. Я ничего не смог сделать – меня сдавили со всех сторон. А потом, к моему ужасу, осёл на мою гитару ещё и нагадил.

А гитара не раз выручала Сергея в Афганистане. Стоило путешественнику приехать в какой-нибудь захолустный аул, как он садился посреди улицы и начинал что-нибудь наигрывать. Почти мгновенно весть о заезжем музыканте облетела округу.

Сергей Браславский, Афганистан
Сергей Браславский, Афганистан.

— В одном селении я устроил настоящий концерт. Пел афганцам «Чижа», Высоцкого, Визбора. Они были в таком восторге, что стали уговаривать меня остаться у них жить. Обещали дать жену, дом. Был бы у них там вроде народного акына.

За неделю странствий Сергей оброс приличной бородой, а это было небезопасно. К бородатому иностранцу в Афганистане относятся настороженно:

— В одной деревеньке произошёл конфликт. Стою себе, никого не трогаю. Вдруг подлетает старый дед в чалме, хватает за шиворот и орёт: «Аль-Каида! Аль-Каида!» и пальцем, гад, в меня тычет. Сбежался народ, никто ничего не понимает. Я поначалу растерялся, а потом тоже схватил его за шиворот и на него пальцем показываю: «Аль-Каида! Аль-Каида!». Привели местного полицейского; тот не стал долго разговаривать и увёл нас обоих в участок – разбираться, кто из нас «Аль-Каида».

По словам Браславского, условия задержания в афганских ментовках – лучшие в мире. Угощают, кормят и поят чаем до прихода начальника – (на севере страны – русскоговорящего, на юге – англоговорящего) и с извинениями отпускают. Так вышло и в этот раз.

Гостеприимный Ирак

Спустя пару лет, когда в Ираке американцы свергли Саддама, Сергей решил срочно туда поехать. Путь в эту страну он превратил в турне по Ближнему Востоку.

— В Ирак мы с ребятами давно хотели съездить, — признался Сергей, — но при Хуссейне с визами всё было очень сложно. Когда в стране власть сменилась, въехать туда стало проще.

В опасное странствие кроме Сергея пустились ещё четверо смельчаков. По заранее продуманному плану путь в Ирак лежал через Сирию. Из столицы в Баку, оттуда в Нахичевань, а уж из неё через Турцию – в Сирию. Общую встречу назначили в Пальмире у центрального почтового отделения.

Пальмира – один из древнейших городов на планете, ему больше 3000 лет. Ярким воспоминанием об этой стране стала одна из ночёвок. Путешественники не нашли лучшего места для отдыха, чем древняя заброшенная гробница. После этого товарищи в буквальном смысле заявляют, что друг друга в гробу видали.

В столице Иордании, Аммане, Сергей окончательно оказался на мели – деньги закончились. Пришлось зарабатывать пением русских песен под гитару в людных местах. За каких-нибудь три часа на песнях Митяева и Высоцкого удалось собрать семнадцать иорданских динаров (около двадцати долларов), но десять из них потом оказались фальшивыми.

Из Иордании на пароме путешественники перебрались в Египет. В Каире двое из них отважились заночевать на пирамиде Хеопса. И, как выяснилось, зря! Их заметил охранник. Египетская охрана носит белую форму, и, чтобы не замарать мундир, аккуратный страж порядка разделся до трусов и полез за ними наверх.

— Представляете нашу реакцию: ночью на пирамиде Хеопса вдруг из темноты выскакивает полуголый египтянин и говорит: «I’m security!» («Я представитель охраны!») Заикой остаться можно!

В Египте запрещено ездить автостопом, местным жителям нельзя приглашать иностранцев на ночлег, не разрешается ночевать в пустыне или на берегу моря. Таким образом, «вольное путешествие» по Египту превращается в прятки с местными полицейскими.

— Мне в Египте всё понравилось, кроме ментов, — вспоминает Сергей. – Три раза ловили в каирском метро за пение под гитару, по три часа держали в участке. В конце концов, я вернулся в Иорданию, заработал там ещё сорок долларов и отправился в Ирак.

Первое, что Сергей увидел прямо на пограничной заставе, — конная статуя Саддама с отбитой головой.

— Чтобы не пропасть, я заучил две заветные фразы: «Ана съяха мен русия» (Я путешественник) и «Ана мафи фулюс» (У меня нет денег). В первой же чайхане местные стали кормить, давали денег и пригласили в гости. Я попросил показать, где находится полиция.

Как ни странно, в иракском полицейском участке всё повторилось: дали денег, накормили и даже поймали попутную машину.

В центр столицы Сергея не пустили – там до сих пор боятся террористов, пропускают только по специальным карточкам. По его словам, за время его посещения страны американцы ездили по Ираку только колонами, с пулемётами и танками, как русские части в Чехии в 1968 году. Повсюду в Багдаде валялись разбитые, изуродованные памятники Хуссейну. К сожалению, эти фотографии не сохранились. Какой-то багдадский вор (в прямом смысле) украл у Сергея фотоаппарат вместе с плёнкой.

Глеб Дарницкий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать + 17 =