Строка новостей
Домой / Семейные тайны / Двое на одну

Двое на одну

Толя и Алексей были друзьями – не разлей вода. Нина долго выбирала, за кого же ей выйти замуж. Но, волею судеб, стала женой для обоих…

Жена ждёт своего моряка

Нина до сих пор помнит этот день. Она шла с последней линейки вместе с подружками: белоснежные банты, парадные школьные платья. Девчонки жили возле мореходного училища.

В тот день у входа было людно: взволнованные родители с цветами в руках, и выпускники в отутюженной форме. Особенно выделялись на фоне всех новоиспечённых выпускников будущие моряки, а если точнее – радиоинженеры для морской авиации. Чёрная форма, позолоченные пуговицы. Они даже казались выше и красивее остальных.

Белый бант на удачу

— Подари мне на удачу свой бант, — попросил один из них. И Нина подарила.

— Ой, девочки, какие же они красивые, эти морячки! – щебетали её подружки.

Именно тогда девчушка загадала, что обязательно выйдет замуж только за офицера-моряка. Вскоре Нина поступила в институт. И вот однажды она вместе с однокурсницами отправилась на танцы в училище – знакомиться с потенциальным мужем. Девчонки собирались тщательно. Самые модные платьица, кудряшки, тушь в пять слоёв.

— Мы, когда зашли в клуб – глаза разбежались! – вспоминает Нина Тимофеевна. – Но пар для нас вроде бы не было – все при девчонках. Встали мы у стенки, осматриваемся. Тут танец медленный начался, и подошли они: Толя и Алёша.

Они тоже были однокурсниками. Дружили с присяги. Толя хотел служить на море, Алёшка – на берегу. Друзья ещё на той первой встрече выяснили – Нина нравится им обоим.

Их дружба начиналась с кино и мороженого. Нине нравились ухаживания этих двоих. Каждую увольнительную Толя и Лёша бежали к ней. Так и ходили везде втроём. Ей льстило, как они состязаются в шутках и стараются угодить ей одной. Они называли её «наше величество». Нина смеялась и тайно ломала голову: кто же ей больше нравится?

Морская свадьба

Она не изменила своей мечте. Отдала предпочтение Толе Романову. Он был счастлив. Прыгал от радости и показывал кукиш Алёшке.

— Ну что же, старик, — принял отставку Лёша. – Я искренне рад за тебя. Это её выбор.

Они поженились перед самым выпуском. Нинины родители были почти «за». Папа уважал Толю, но переживал за дочь. Всё-таки жить она будет там, где муж. А это значило, где-то очень далеко от них. Там, где холодно, ветрено и постоянно дождь. Но Нина ждала ребёнка. Отступать и что-то менять было слишком поздно.

— Мы женились пышно, — вспоминает она. Родители раздобыли чёрные «Волги», у меня веночек был из Чехословакии: цветочки из воска и стеклянных бусинок. На свадьбе Толя сказал, что надо соблюдать традиции морских офицеров. Пусть даже они смешные и дурно пахнущие. Так вот, по дороге из загса, на удачу и чтоб всегда деньги водились, мы выпустили в фонтан у Дворца строителей банку кильки. По-быстрому, чтобы милиция не засекла.

На свадьбе Романовых была соблюдена и ещё одна традиция. Невеста бросала венок. Его поймал Алёшка. Вернее, он и не пытался его ловить. Просто Нина не туда занесла руку, и цветы приземлились прямо на голову Лёше.

— Наверное, это был знак, — признаётся сейчас Нина Тимофеевна. – Но кто ж тогда мог знать, что всё потом закрутится в моей жизни, как в кино?

Счастье дома

— Старший лейтенант Романов, явиться к капитану! – донеслось на весь корабль с радиорубки. Анатолий нёсся как сумасшедший. Последнюю неделю в его первом плавании он переживал за Нину. Она лежала на сохранении, и врачи сомневались, разродится ли она сама. Тихоокеанский воздух вызывал у неё приступы астмы и кашель. Серьёзная физиономия капитана ещё больше напугала Толю.

— Крепись, Романов, даже не знаю, как быть, — сообщил капитан. – Сын у тебя, а спирта не! Чем обмывать копытца будем, папаша!?

За ужином довольный собой кок достал из заначки бутыль красного вина. Экипаж за здоровье мамы и сына выпил.

— Несмотря на трудности, мы были счастливы, — говорит Нина Тимофеевна. – Витюша родился здоровым мальчиком. Очень спокойным, хоть я и плохо себя чувствовала во время беременности, нервничала.

Толя был доволен. Он часто повторял жене: «Ты не переживай, ничего со мной не случится, отовсюду вернусь, потому что моё счастье дома». В первый свой отпуск молодые поехали на родину жены. Во второй – по путёвке на Чёрное море. Крым встретил Романовых изобилием фруктов, ясным небом и теплейшей водой. И это в сентябре! В это время на базе, где они служили, уже шёл снег. Витюша в свои два года был ребёнком активным. Он быстро раскушал бананы и полюбил море.

— Несчастье случилось перед самым отъездом. Не знаю, как так вышло, — до сих пор не верится, — продолжает Нина. – Мы перед сборами решили последний раз окунуться. Толя любил море, любил плавать. Он за буйки поплыл. Врачи сказали, что сердечный приступ случился. Ему было 25 лет.

Нина думала, что умрёт. Горе навалилось так внезапно. Большим и колким комом встало в горле. Защемило сердце, загудело в ушах. Она хотела зарыдать.

— Ма? – Витя посмотрел на маму в полной растерянности. Он будто ждал её реакции, её ответа. Был готов расплакаться.

Тянул к ней свои ручонки. – Ма?

Ты должна жить!

На похоронах друга чернее тучи стоял Алексей Скрябин. Он приехал из ГДР сразу. Весть о смерти Толи не укладывалась в голове. Не давала покоя мысль о Нине и ребёнке. Казалось, она не переживёт или сделает с собой что-то.

— Я буду вам помогать, — сказал Скрябин вдове. – Это жизнь, Нина! Всякое бывает. Ты должна жить.

Он перевелся поближе к Нине через три месяца. Как ему это удалось, отмалчивается до сих пор.

— Когда надо, и горы не помеха, — признаётся Алексей Евгеньевич.

Каждый выходной он проводил с вдовой друга и его ребёнком. Алексей увозил Нину и Витюшу на прогулки в лес. Друзьям говорил, что чувство долга. Но без слов все вокруг и так видели – Скрябин до сих пор любит Нину.

— Через год мы поняли, что должны быть вместе, — добавляет Нина Тимофеевна. – Не сказать, что я его любила. Я мать. Видела, как Витя тянется к нему, даже стал называть его папой. Вот и решили: ему с нами хорошо – и нам с ним как за каменной стеной.

Эта новость поделила друзей и знакомых на два лагеря. Один был «за» и радовался. В другом осуждали, говорили, что предала память о муже.

— Мы, когда решили быть с Алексеем вместе, пришли к Толе на могилку и обо всём рассказали, — говорит пожилая Нина Тимофеевна. – Мы ему первому признались, и вроде как легче стало на душе. Мне особенно тяжело было. Между двух огней рвалась! Между памятью о нём и привязанностью к Лёше.

Нина и Алексей просто расписались. Без цветов, гостей и фаты. Нина взяла фамилию Алексея, чтобы не давать повода для пересудов. О торжестве в их квартире напоминало целое ведро ромашек. Через три года после их свадьбы Нина родила Алексею сына. Не сговариваясь, Скрябины решили назвать его Толей. Прошло много лет, но Нина ни разу не пожалела о втором браке.

Елена Мельникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 − два =