Строка новостей
Домой / Семейные тайны / Любовь – птичка певчая

Любовь – птичка певчая

Когда 20-летнего Колю Тараненко бросила любимая девушка, он твёрдо решил: «Никогда не женюсь!». Но вскоре влюбился без памяти. Паренька не остановило, что его избранница слепая и у неё двое маленьких детей. Зато как Людмила пела…

Любовь – птичка певчая

Когда Николай поступил в военное училище, за парня радовалась вся деревня. Юный Тараненко был способным юношей. Хорошо разбирался в точных науках.

Болезнь настигла Николая неожиданно. Какая-то очень редкая болезнь. Местные врачи терялись в догадках и дали Тараненко направление в столичный госпиталь. А юный курсант тем временем стремительно терял зрение.

Надо жить во что бы то ни стало

— Представляете, что значит для молодого парня оказаться в такой ситуации? – говорит Николай Фёдорович. – Я ведь никогда не жаловался на здоровье. Иначе меня в военное училище не взяли бы. А тут – полная темнота вокруг. Жить не хотелось. Из депрессии меня вытащил один пожилой офицер – сосед по палате. Вместе мы гуляли по аллейкам госпиталя и подолгу разговаривали. Офицер приводил в пример Павку Корчагина. Он в те времена был кумиром молодёжи. Говорил, что жизнь не закончилась. Надо бороться. Мудрый сосед очень мне помог, а сам вскоре умер. У него было больное сердце.

Между тем, Николая исключили из училища. Потом его бросила невеста. Любимая девушка припасла для Николая сюрприз прямо на его день рождения. «Я решила, что нам надо расстаться», — заявила она. Коля не расспрашивал о причинах. Всё было ясно и так. Одно дело выходить замуж за будущего офицера, и совсем другое – за слепого инвалида. Никаких перспектив. Парень вернулся домой. Но в деревне для слепого юноши работы не нашлось.

Родители, конечно, сына не разлюбили. Когда Николай узнал, что в городе при обществе слепых есть большое предприятие, и собрался туда ехать, мать с отцом отговаривали Колю: «Разве ж ты нам обуза, сынок?»

Людмила из цеха приборов

В городе жизнь стала налаживаться, Николая взяли в цех, дали комнату в общежитии. И… то ли лечение помогло, то ли сыграл роль боевой настрой, но зрение стало потихоньку восстанавливаться. На весёлого парня стали обращать внимание девчата. Коля познакомился с хорошей девушкой, но чётко предупредил: «Ничего серьёзного у нас быть не может. Я уже обжегся. Больше женщинам не верю».

— В ту пору на предприятии гремела наша самодеятельность, — вспоминает Николай Фёдорович. – Меня пригласили сыграть роль в спектакле. Мой приятель, которому очень хотелось, чтобы взяли его, подговорил меня: откажись. Тогда участие в художественной самодеятельности всячески поощряли: давали премии, дополнительный отпуск. Я пришёл на прослушивание и пошутил: дескать, могу разве что изобразить собаку или кошку. А режиссёр Тамара Ивановна Бауло мне объяснила, что сыграть такую роль далеко не каждый сможет. Нужен талант.

В том спектакле Николай Тараненко не сыграл, но режиссёр запомнила колоритного юморного рабочего и пригласила его в следующий спектакль. Уговорила сыграть роль вора-рецидивиста.

— Внешне Коля очень походил на персонаж – крепкий с окладистой бородкой, глаза с огоньком. Играть Николаю понравилось.

Как-то вместе с театром он отправился на смотр-конкурс, который ежегодно проводило общество слепых.

— Мы отыграли спектакль и пошли в курилку и вдруг я слышу такой чистый, звонкий голос. И песня такая чудесная: «Соловьи поют, заливаются». Растолкал ребят у входа и увидел молодую женщину на сцене. Спрашиваю: «Кто это, кто?» Отвечают: «Да Людмила из цеха приборов».

Семья

Вскоре совершенно случайно Николай оказался с певуньей в одной бригаде. Они стояли напротив друга – мастерили приборные щитки для комбайнов. Коля стал оказывать женщине знаки внимания. Людмила делала вид, что не замечает их. Она знала, что Тараненко встречается с её лучшей подружкой.

— А к Люде в цех приходил сынишка. Ему тогда девять лет было. Как-то я осторожно попросил у Людмилы разрешения сводить его в кино. Потом мы вместе отправились на рыбалку.

— Сын мне все уши прожужжал про дядю Колю. Какой он добрый и хороший, — смеётся Людмила Кузьминична. – И я, наконец, дала согласие пойти с Николаем в кино. Правда с подругой у меня потом состоялся серьёзный разговор.

…Николай свозил свою избранницу в деревню к родителям, а вскоре сыграли свадьбу.

Сына Людмилы они сразу же забрали из интерната. Чтобы вовремя забирать Юру из детсада, работать пришлось в разные смены.

— Коля сынишке лучше, чем родной отец стал, — говорит Людмила Кузьминична. – Я ведь совсем плохо видела. Уроки он проверял. Даже готовили они вместе.

— Однажды Володя учил меня печь блины, — вспоминает Николай Фёдорович. – Как блин поджарился с одной стороны, он, бац, и ловко так подбросил его на сковородке. Блин перевернулся. Теперь, говорит, ты. Я решил повторить трюк и промазал. Блин ляпнулся прямо на печку. У Володи зрение получше моего… А помнишь, Людмила, как в «Железном занавесе» я играл начальника, а ты – журналистку? Люда склонилась надо мной, причитает и вдруг потихоньку трясёт меня за рукав: «Коля, как тебя зовут?» Она, оказывается, от волнения забыла имя героя.

— А какой фурор мы произвели в столице с «Усвятскими шлемоносцами»! – подхватывает Людмила Кузьминична.

Николай (он играл председателя колхоза) тогда вышел на сцену раньше времени. Несколько героев разом лишились своих реплик. А по сюжету председатель вместе с женщинами провожает мужиков на войну.

— От расстройства у меня тогда даже голос сорвался, — говорит Николай Фёдорович. – На смотре в столице так опозориться! Я чуть не плачу. А мои партнёры думают, что это я в роль вошёл и, глядя на меня, тоже разревелись в финальной сцене. Дают занавес, а мы сгрудились в кучку, обнялись и плачем. В зале тишина. Потом кто-то начинает всхлипывать. Потом – шквал аплодисментов. Мы тогда стали лауреатами.

— Во всём Николай у меня молодец, — говорит Людмила Кузьминична. Я даже передать не могу, какой он хороший. Я полностью ослепла. Сейчас почти ничего по дому не делаю. Николай сам убирает, готовит.

— А готовить я очень люблю, — успокаивает супругу Николай Фёдорович. Знаете, почему у мужчин вкуснее получается? Потому что, когда мы готовим, ни о чём больше не думаем, как о еде. А женщины суетятся. Одновременно могут варить борщ, мыть посуду, даже стирают бельё.

— А вот петь ты так и не научился, — охлаждает пыл кулинара Людмила. – Ему медведь на ухо наступил. Сейчас ставим водевиль, мучаемся. Спектакль ведь музыкальный. Все поют. Но ничего, вышли из положения. Коля (он играет помещика, который хочет выгодно выдать замуж свою дочь Верочку, а та мечтает стать актрисой). Свою роль выполняет речитативом. А в роли Верочки, кстати, наша внучка Юля. С ней проблем нет. Хорошо поёт и танцует, и вообще она здесь знаменитость.

Николай – председатель районной организации общества слепых. Недавно у одного из членов общества, кроме полной слепоты, появилась ещё одна проблема: после операции мужчина потерял голос.

— Коля разыскал в Санкт-Петербурге предприятие, где делают приборы искусственной речи. Списался с ними, достал денег и заказал аппарат. Его прислали как раз на Колин юбилей.

— Мы сидим за столом, отмечаем моё пятидесятилетие, и вдруг – звонок, — продолжает Николай Фёдорович. – Люда говорит – како-то незнакомый. Из трубки доносится какой-то металлический голос: дескать, Николай, поздравляю тебя с днём рождения. Я не сразу сообразил, что это Михаил. За день научился разговаривать!

К юбилею у Николая Тараненко случилось ещё одно событие: за доблестный труд ему вручили орден «За заслуги перед Отечеством».

Ирина Варламова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 4 =