Строка новостей
Домой / Семейные тайны / Любовь в стране тишины

Любовь в стране тишины

Вера Николаевна Бубнова родилась в 1957 году в Николаевской области (на родине матери), хотя её родители на тот момент жили в Одессе. Когда девочка появилась на свет, мать снова вернулась в наш областной центр — здесь она работала портнихой, а её муж, отец Веры Николаевны, трудился на судостроительном заводе. В общем, вполне обычная рабочая семья, если не считать того, что старшее поколение принадлежало миру тишины, а младшее окружали тысячи звуков…

Язык жестов — не иностранный!

— Хотя оба родителя — глухие, и я, и моя сестра родились с нормальным слухом, — начинает свой рассказ Вера Николаевна. — Мама в детстве перенесла менингит, а отец оглох в одиннадцать лет — осложнение после гриппа. Так что с первых дней жизни я знала, что есть такие, как я, и такие, как мои родители. Несмотря на то, что мама с папой страдали таким недугом, они довольно хорязык жестовошо умели говорить, поэтому проблем с общением в семье не возникало, но всё же мы с сестрой больше старались общаться дома руками — так было проще для всех. Знаете, я никогда не стыдилась своих родителей, принимая это как данность. Может быть потому, что никто никогда не заострял на этом внимания, и среди моих друзей было немало ребят с ограниченными возможностями. Хотя, помнится, был один случай, когда во дворе острая на язык девчонка начала меня дразнить, мол, твои-то папка с мамкой глухие! Я особо не расстроилась, ведь у самой этой девочки родители были инвалидами и передвигались на костылях, удивляет только то, что, имея подобные проблемы в семье, она пыталась отыграться на сверстнице, уколов в самое больное место… Сейчас эти детские переживания уже в прошлом. Кстати, язык жестов для меня сегодня такой же родной, как и русский, ведь я учила его параллельно, а потом судьба сложилась так, что я сегодня работаю переводчиком российского жестового языка.

Оканчивая школу, я уже знала, что хочу стать сурдопереводчиком, понимая, как нужны люди этой профессии тем, кто лишен возможности слышать, — вспоминает собеседница. — В 1974 году я отправилась в столицу поступать на дефектологический факультет Педагогического института, но потерпела неудачу. Пришлось возвращаться в областной центр и готовиться опять, совмещая это с работой в детском доме для глухих дошкольников. Тогда я впервые в жизни столкнулась с глухими малышами. Честно скажу, это далеко не тоже самое, что общаться в мире взрослых глухих — здесь беспомощные крохи, оставленные родителями, да еще и лишенные чуда слышать мир. Я ревела каждый день, сердце просто рвалось на куски. На следующий год я все же поступила, но уже на заочное отделение и устроилась в вечернюю школу для глухих лаборанткой. Там я и встретила своего суженого…

Заплатка в форме «сердца»

Была уже середина учебного года, когда Петя Бубнов перевелся доучиваться в одиннадцатый класс из общеобразовательной в вечернюю школу, где на тот момент работала Вера Николаевна. Особым прилежанием парнишка не отличался никогда, а уж как встретил свою ненаглядную, вовсе стал сбегать с уроков, чтобы проводить девушку до дома.

— Что контрольная идёт, что нет — ему было всё едино, — с улыбкой вспоминает собеседница. — Я тогда в девять часов заканчивала работу, и он без десяти девять срывался с уроков и бежал в гардероб, чтобы взять пальто. Когда я выходила, он уже стоял у дверей — ждал меня. Ухаживал он настойчиво, разогнал всех моих кавалеров, которых на тот момент было предостаточно как у любой молоденькой девчушки. Всё баловал меня вкусностями, а вот цветов не дарил. Почему — до сих пор не знаю, он мне, наверное, за всю супружескую жизнь букеты всего пару раз преподносил. Он чаще говорил, мол, сложно мне подарок выбрать достойный тебя, ты уж лучше сама себе что-нибудь купи — и денежку вручал. Что говорить, Пётр мой меня не подарками — другим взял: заботой, добротой своей и открытостью…

По словам собеседницы, Петр Андреевич приглядел её, когда однажды прямо на уроке заглянул в кабинет, где была восемнадцатилетняя Верочка. Как увидел её — влюбился тот час. А она на него внимания особого не обратила, хотя момент той первой встречи помнит хорошо — уж очень страстные взгляды кидал на неё юный поклонник… А ещё в памяти на всю жизнь остались фирменные джинсы с заплаткой в форме сердца на коленке, в которых щеголял статный парнишка.

— Таких ни у кого не было — настоящая диковинка, — рассказывает Вера Николаевна. — Так что Петя, одетый с иголочки, производил впечатление на девочек…. Меня, конечно, настораживало то, что он глухой, да и подружки все говорили, мол, ты что ж себе лучше не найдёшь — здорового? И такой он и сякой — сами понимаете, люди много чего наговорить могут. Поэтому за те пять лет пока мы не оформили официально свои отношения, всякое было — и встречи и расставания. Между прочим, Пётр мой из известной семьи купцов Бубновых, которые всегда славились своими праздниками и традициями, теплыми внутрисемейными отношениями. Правда, в роду этом нередко рождались детки с врожденной глухотой. Вот и у Пети родители — слышащие, а он с братом — нет. Одно хочу сказать — в их семье меня приняли прекрасно, спасибо за это большое моей свекрови — Фаине Андреевне. Она удивительно мудрая женщина, которая всегда относилась с пониманием и старалась сгладить все-все углы…

«Поющие» руки

В 1980 году Бубновы сыграли свадьбу — шумную, веселую и хлебосольную.
— В день регистрации мы ездили в дом-музей Бубновых фотографироваться и делать запись в книге почётных гостей, — вспоминает собеседница. — А на второй день я свалилась с температурой. Мужу приходилось сновать туда-сюда, разрываясь между молодой женой и гостями.

Сейчас у четы Бубновых трое детей. Старшая, Полина, уже подарила Вере Николаевне и Петру Андреевичу внучку, средняя, Надежда, в прошлом году закончила институт. Мама особенно гордится тем, что Надя является прекрасной исполнительницей жестовых песен.

Руки слабослышащих очень пластичны и выразительны, — говорит собеседница. — И хотя обе наши дочери не страдают проблемами слуха, они прекрасно разговаривают на языке рук. А Надя, кажется, может создать любой образ при исполнение жестовой песни, порой даже лучше, чем глухой исполнитель. Здесь важен и жест, и артикуляция губ артиста.

Конечно, глухим исполнять песни сложно. Во-первых, они должны знать текст – «проговаривать» все буквы, слоги, слова, жестом правильно показывать, и, конечно, быть артистом. А это ежедневные репетиции и большой труд, но зато, какое красивое зрелище…

А спустя три года после появления на свет второй дочери у Веры Николаевны родился долгожданный сын — Василий. Богатырь и красавец — весом 3.300!

— Он наша с мужем гордость и боль. Может, потому что сын появился на свет глухим, им мы занимались больше, чем дочерьми, — говорит собеседница. — Диагноз по поводу глухоты я поставила сама, когда сынуле не было ещё восьми месяцев. Как-никак всю жизнь живу и общаюсь с глухими. Врачи всё успокаивали меня, мол, что вы мамочка выдумываете, а я видела, что врачи ошибаются… Знаете, когда я родила сына, муж не шел ко мне в роддом два дня. Я вся просто извелась, мол, не случилось ли чего, и знает ли он, что я разрешилась от бремени. А потом вдруг на второй день в ночь приехал на машине — фары включил, чтобы видела, как он говорит руками. Я его спрашиваю, что ж ты не ехал? А он в ответ — я все переживал, вдруг опять девочка? Я в слёзы, мол, у меня тут сердце ноет, а ты глупости какие выдумал, ведь в любом случае пол ребёнка за день не изменился…

Вера Николаевна не может говорить о сыне без слез, то и дело по её щекам катятся жемчужинки …
— Растить глухого ребенка тяжело, — произносит собеседница. — Но я нигде не видела отказа — только помощь. Я водила Васеньку и в изостудию, и в театр моды, и в цирковую студию. А какой он у меня танцор! Не удивляйтесь, глухие музыку включают очень громко, чтобы от стен и пола шла вибрация, и… танцуют.

Сейчас Василий живет во Франции. В том году он поехал по туристической путёвке в эту европейскую страну, а потом написал родителям, мол, мне здесь нравится, я нашел таких же глухих ребят и теперь гастролирую с театральной труппой, выступаю с пантомимой, фокусами. Для родителей Василия это известие стало шоком, но сын всегда хотел нести людям радость и сам выбрал этот путь.

— Я уверена — у него всё получится, — говорит собеседница. — Ведь французский жестовый язык очень похож на русский, так что он наверняка научился говорить на нем очень быстро.
Уже прощаясь, Вера Николаевна открыла мне тайну — влюбляются и женятся в «стране тишины», как правило, в среде своих же, следуя негласному правилу – «рубить дерево по себе». Браки между нормально слышащими и глухими считаются неравными. И, за редким исключением, большого счастья не приносят. Кроме своего она может назвать ещё два-три «неравных» брака, где семьи сохранились до сих пор. Поэтому она считает себя счастливой женщиной!

Наша справка

В области проблемами слуха, по официальным данным, страдает 1037 человек. Чаще встречается врождённая глухота. Болезнь возникает в результате патологии во время беременности, перенесенных инфекций, а также неограниченного и необоснованного приема антибиотиков определенной группы. К сожалению, глухота не излечивается и в половине случаев передается от родителей к детям…

Софья Герасимова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 11 =