Строка новостей
Домой / Семейные тайны / Прекрасное — далёко

Прекрасное — далёко

Житель Николаева отправился в Португалию заработать, а нашёл бабушку своим внукам…

Прекрасное - далёко

Технарь по образованию и рубаха-парень по натуре Андрей, в ситуации, порой требующей датской меланхолии, «быть или не быть?» разрешил чисто по-русски: «Эх, была не была!»

Родом из Николаева, вырос в детдоме, а жизнь провёл в разъездах: шабашил на Крайнем Севере, работал на заводах Дальнего Востока. Даже женитьба и рождение детей не сделали его оседлым, тихим семьянином. Поначалу в наш город они приезжали в отпуск, отдохнуть от тихоокеанской экзотики или балтийских ветров. А когда пришла пора отдавать старшую дочь в школу, остались здесь, казалось, навсегда.

Однако дух кочевника не давал Андрею покоя. От монотонности скучной жизни запил. Начались семейные скандалы. Наконец нашёл выход – стал наниматься сезонным рабочим. Выходило так: полгода в отлучке, полгода в отключке. Оказавшись на малой родине, опять пускался во все тяжкие. Благо, средств хватало. Не хватило выдержке жене. Дети уже выросли.

Трудности перевода

И вот на него, уже не молодого, давно превратившегося из курчавого Андрюхи в седеющего Андрея Вячеславовича, навалилась та самая гамлетовская грусть-тоска. Опять-таки с тонким лингвистическим подтекстом. «Быть или не быть?» по-английски звучит как «Ту би о нот ту би?» Так же звучит и фраза «Два пива или не два пива?»

Накануне вернулись из Португалии с заработков приятели, и они шумно отметили это событие. И всё б ничего, да в кругу застолья наши гастарбайтеры вдруг предложили Андрею ехать вместе с ними. Решать нужно было сейчас же. «Ту би…» — пересилило похмелье, и уже через день он сидел в конторе по трудоустройству. Ещё через месяц под крылом самолёта он рассматривал очертания Лиссабона.

Жить и работать, правда выпало в городке Виле-Деконде. И уроки португальского здесь – это вам не «Ту би…» Жизнь жёстче. Так вышло, что чуть поднаторев в языке, он с очередной зарплаты самостоятельно отправился по магазинам за обновками. Уже в первой же лавке, куда он зашёл на распродажу джинсов, с ним вышел конфуз.

С вполне серьёзным выражением лица у тоже немолодой уж продавщицы спросил, как он был уверен: «Сколько стоят эти джинсы?» Однако для местного уха эта фраза прозвучала как «почём это дерьмо?» Женщина за прилавком остолбенела. Андрей Вячеславович, думая, что его не расслышали, повторяет громко. Лицо продавщицы идёт бордовыми пятнами, и она вдруг, заголосив, бросается в подсобку. Вскоре вместе с ней появляется хозяин магазина:

— Что за хамство?

— А почём это дерьмо? – недоумевает герой.

Из полицейского участка его забирали друзья…

С тех пор он зарекся гулять по городу, пока не выучит язык.

Вообще, за первые полтора года португальской жизни Андрей Вячеславович сменил массу профессий. Наконец попал в русскоязычную бригаду, занимающуюся самым настоящим евроремонтом. Чаще всего их нанимала хозяйка небольшой риэлтерской конторы Даниэлла.

Золотое правило «бриллиантовой руки»

Даниэлла – бизнес-леди не первой, как говорят, молодости со следами былой красоты на лице. Разведена. Сын давно живёт где-то на юге Франции, пишет изредка. Риэлтерским бизнесом занимается всего лишь несколько лет. Оставшись без средств после развода, она вдруг получила небольшое наследство и все деньги вложила в дело…

Андрей Вячеславович сразу обратил внимание на новую работодательницу. Да и он, призналась та позже, ей сразу приглянулся.

Звёздный час для стареющего плейбоя наступил в день рождения Даниэллы. Случайно узнав об этом, он взял напрокат фрак, купил цветов… Та банальность, что незыблемо прописана в кодексе чести русских мужиков и увековечена грубоватой фразой в фильме «Бриллиантовая рука»: «Детям — мороженое, бабе – цветы», в Португалии оказалось верхом джентльменства.

Появившись вечером на пороге дома Даниэллы с букетом роз, Андрей Вячеславович сразил её наповал. Единственные цветы, полученные ею в жизни, как выяснилось позже, были подарены на свадьбу. На день рождения она привыкла получать мелкие безделушки.

Объяснились. С той поры вместе они прожили три года…

Португальская бабушка

И тут, как гром среди ясного неба, весть из Николаева – у Андрея Вячеславовича родилась внучка!

Негласный уговор – не напоминать друг другу о прежних семьях – пришлось нарушить. Реакция Даниэллы мгновенна: «Значит, и я тоже стала бабушкой».

— Признаюсь, у меня от сердца отлегло, — вспоминает тот вечер он. – Даниэлла тут же заказала столик в ресторане, я обзвонил знакомых. Гуляли до утра. С истинно русским размахом.

Тогда же русско-португальская семья решила навестить свою николаевскую внучку. Был конец февраля, и Даниэлле для поездки купили роскошную шубу. Однако этого для поездки оказалось недостаточно.

Багаж Андрея Вячеславовича и Даниэллы, прилетевших с подарками для новорожденной, задержал таможенный контроль. И уже привыкшая к порывистости славян бизнесменша из Португалии решила показать, что тоже не лыком шита.

Решительно подойдя к таможеннику, она на вполне сносном русском… обложила того трёхэтажным матом.

— Выражение лица таможенника и передать трудно, — со смехом вспоминает Андрей Вячеславович. – Представьте: солидная дама в норковой шубе, иностранка – и на тебе!

Оказывается, всё это благопристойная дама выучила, прислушиваясь к разговорам рабочих-россиян. Стесняясь переспрашивать, она пыталась самостоятельно запоминать не только фразы, но и ситуации, когда их произносили. Потому не удивительно, что её русскоязычный лексикон оказался на две трети сплошь из непечатных фраз. Так что всю дорогу из Киева в Николаев Андрей Вячеславович преподавал Даниэлле экспресс-курс русского.

Однако, обжегшись на молоке, Даниэлла впредь по-русски кроме «здравствуйте» и «спасибо» не говорила. И позже, после встречи с внучкой, призналась: «А вдруг и то, как вы свой восторг выражаете, неприлично?»

Щедро одарив свою внучку, Даниэлла засобиралась домой. Во-первых, дела, во-вторых, даже купленная по случаю поездки шуба не спасала от нашей зимы.

Но на прощание она уже чисто по-славянски решила убить двух зайцев: преподнесла подарок сыну Андрея Вячеславовича, чтобы… регулярно получать свежие вести от своей новой родни. Особенно фото полюбившейся малышки. И купила только что вернувшемуся из армии парню компьютер, принтер, сканер. Подключила интернет. В общем, обеспечила ему готовое рабочее место, а себе – личное почтовое отделение в Николаеве.

А вот Андрей Вячеславович подзадержался. Хочет напоследок «надышаться Родиной», чтоб уж навсегда поселиться в Португалии.

— Отвык я от морозов, не для моего они уже здоровья, — сетует он.

Да какие морозы, когда наконец-то оттаяло сердце стареющего ловеласа. В николаевской квартире – только её фотографии, да и письмами завален стол. Ждёт, волнуется, любит…

Сергей Лебедев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − один =