Строка новостей
Домой / Семейные тайны / Проклятие золовки?

Проклятие золовки?

Долгих шесть лет маленькая Даша и её мама боролись с болезнями, которые сыпались на девочку, начиная с рождения. Отчаяние привело мать и дочь на порог знахарки…

Проклятие золовкиМила Рогова и Андрей Николаев познакомились в 96-м на концерте группы «Алиса». Необычная девушка в кожаной куртке с красными волосами сразу привлекла внимание молодого человека. Уже через месяц влюбленный Андрей представил Милу своей семье: красноволосая девушка не понравилась только младшей дочери Николаевых Гале. Она демонстративно отказалась даже от присутствия на свадьбе брата. Поздравительная открытка, присланная молодожёнам в день свадьбы, гласила: «Не будет вам счастья. И любви не будет». Мила и Андрей списали Галино поведение на сестринскую ревность и о «проклятии» забыли.

Но брошенные девушкой слова оказались жестоким пророчеством. В декабре 98-го Мила, находясь на шестом месяце беременности, попала под микроавтобус. Ребёнка удалось спасти, но Новый год Миле пришлось встретить в больнице. Галина, конечно, знала о неприятностях в семье брата, но с юношеским максимализмом продолжала недолюбливать невестку. «С Новым годом! С новым несчастьем!» — такую открытку прислала Галя в больницу.

Но, несмотря на тяжёлую беременность, 9 марта у Николаевых родилась Дашенька. Малышка весила около трёх килограммов и была здорова. В тот же день палатная санитарка пошутила: «Смотри, как бы чертёнком не выросла — в дате рождения три девятки». Из роддома Милу пришли забирать родители мужа и Галя. Девушка долго не могла налюбоваться на маленькую племянницу, закутанную в одеяло с розовой лентой: «Какая красивая, здоровая девочка».То, что Галя добавила тихое «пока», услышала только Мила. А может, ей показалось?

Но пророческое «пока» вскоре начало сбываться. Когда Даша научилась ходить, то любое её падение заканчивалось травмой. В годовалом возрасте девочка первый раз угодила в больницу со сломанной рукой и долго не могла смириться со «странной повязкой через плечо». А через месяц, после того как сняли гипс, произошла новая трагедия: Дашенька решила заглянуть в кастрюльку на плите. Малышка потянула на себя блестящую ручку и вылила на себя содержимое. В этот вечер Мила собиралась жарить пирожки в масле. Кипящее растительное масло выплеснулось на дочь. Как вспоминает Мила, на дочку было страшно смотреть: кожа на руках и груди вздулась, ребёнок кричал, и, казалось, «скорая» едет вечность. Тогда Даше пришлось перенести первую в её жизни операцию. В ожоговом отделении детской городской больницы ей сделали пересадку кожи. Казалось, что после этого кошмара у Николаевых должна была начаться белая полоса в жизни, но…

Проклятие золовки

Летом 2002 года девочка пожаловалась маме, что у неё болит животик. Участковый педиатр посоветовал молодой семье сменить на время климат. Мила и Андрей решили уехать к Чёрному морю. Именно там, на пляже, как в самом жестоком романе, Андрей познакомился с пышногрудой блондинкой. Отношения их зашли слишком далеко, чтобы удалось сохранить брак. Милу охватывало чувство безысходности, и только трёхлетняя дочь повторяла: «Мама, мы же сильные». В конце октября Николаевы оформили развод, а семнадцатого ноября (эту дату Мила запомнила навсегда) маленькая Даша попала под колёса машины, гуляя во дворе своего дома. От падения на асфальт у девочки произошло защемление нервов в позвоночнике. Ребёнок не понимал, что происходит, почему она не может встать и откуда такая нестерпимая боль. В детской больнице врачи удивлялись силе воли девочки: она терпела боль и повторяла одну и ту же фразу: «Ничего страшного. Я потерплю, и заживёт». В больнице Дашу кололи обезболивающим и пытались делать с ней упражнения. Зачастую ребёнок от боли терял сознание. Мила принялась обзванивать друзей в надежде помочь дочке в столичной клинике. Прошло немало томительных недель, пока её и дочь пригласили в Киев. Цену за лечение Даши назвали немыслимую — десять тысяч долларов. Деньги мать собирала по крохам у друзей, родственников и сослуживцев, а тем временем Даша уже шла на поправку. Мила ехала в столицу забирать дочь со странным чувством радости и тревоги. На крыльце клиники она чуть не потеряла сознание, когда увидела Дашеньку в инвалидной коляске. «Мам, я ножек не чувствую, и спинка болит», — ребёнок будто спрашивал причину своего состояния у мамы, а женщина просто молчала, потеряв дар речи. В этот момент она вспомнила Галину.

Про грыжу позвоночника у дочери Миле раньше врачи не говорили. Теперь Даше предстояла операция и двухмесячная реабилитация. Мать не задумываясь согласилась, прикинув, что сможет поменять свою «сталинку» на Советской на однокомнатную квартиру в пригороде. Денег на лечение должно было хватить.

Но на этот крайний шаг Миле Николаевой, к счастью, пойти не пришлось. Операцию Даше сделали бесплатно. Маму пустили к дочке только на второй день после операции. Когда Даша увидела её слезы, спросила: «Зачем ты плачешь? Ты забыла, мы же сильные». Врачи клиники удивлялись упорству ребёнка: чтоб в четыре года освоить костыли, да ещё так лихо. Даша действительно делала неимоверные усилия научиться ходить для того, чтобы вернуться к бабушкам здоровой. Домой Николаевы вернулись весной 2003 года, Дарью в садик отдавать не рискнули. Воспитанием девочки занялись её бабушки.

Новое несчастье произошло в конце августа прошлого года, когда Даша с бабушкой Раисой Германовной гостили у родственников. Как вспоминает Раиса Николаева, к ней подбежали соседские дети, и от их криков «собака» и «кровь» женщина едва сама не лишилась чувств. Даша лежала в песке со страшными ранами от укусов, собаку к этому времени отогнали деревенские мужики. В районной больнице девочке наложили двенадцать швов на ноги и живот. Когда приехала Мила, услышала от дочки пугающий вопрос: «Мам, так будет всегда?» Ещё девочка говорила, что ТАК жить даже интереснее, надо просто полюбить ТАКУЮ жизнь.

Если маленькая Дашка и готова была полюбить такую жизнь, то её мама категорически не хотела такой любви. Мила, по её признанию, никогда не верила в порчи и сглазы. Но доведенная до отчаяния, она всё же решила послушать свою мать и в декабре прошлого года отвезла Дашу к знахарке. Та посмотрела на ребёнка и коротко сказала: «Да на ней порча». Мила даже в тот момент не верила в «колдовство», но двести гривен знахарке отдала.

Деньги, чудо или стечение обстоятельств — что помогло Дашутке, женщина до сих пор объяснить не может, но в последние полгода они с дочкой стали забывать, что такое больница. Мила верит, что больше с её дочкой ничего не случится, они и так слишком много пережили.

Мария Деева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =