Строка новостей
Домой / Семейные тайны / Виновата ли я, что люблю

Виновата ли я, что люблю

Шестого мая в областном центре сыграли необычную свадьбу. 45-летняя чемпионка параолимпийских игр вышла замуж за 26-летнего студента из Эфиопии. Из-за слепоты Тамара Панькова никогда не увидит своего мужа, но женщина не сомневается: Якоб у неё самый красивый!

Тамара Панькова и Якоб Гобене
Тамара Панькова и Якоб Гобене

— А теперь супруги должны выпить бокал шампанского, — радостно сообщила ведущая церемонии в загсе.

— Кто же первый? – растерялась Тамара.

— Это вы уж сами решайте, — улыбнулась ведущая. – По традиции первым пьёт глава семьи.

— Тогда я выпью, — махнула рукой невеста, пригубила бокал и передала жениху.

_Зато вы, Якоб всегда сможете читать мысли вашей второй половины, — сообщила ведущая о преимуществе второго глотка.

Счастливая Тамара стояла с охапкой цветов, а их с каждой секундой становилось всё больше и больше. Половину букетов взял Якоб, и вскоре его сияющее лицо скрылось под ворохом белоснежных гладиолусов и красных роз.

Поздравить молодожёнов пришли друзья Тамары, земляки и приятели Якоба, два взрослых сына Тамары – Дмитрий и Станислав. Ради них она когда-то устанавливала свои рекорды: чтобы на призовые привезти мальчишкам подарки и приличную одежду. Сыновья выросли, встали на ноги. О том, что надо бы обустраивать и свою судьбу, женщина особо не задумывалась. А в прошлом году ей вдруг приснился крокодил.

— Это к большой любви, — расшифровала подружка.

Так и вышло.

Тамара и Якоб познакомились в сквере, где женщина часто гуляет со своей собакой-поводырём, лабрадоршей Лилой. Собачища подбежала к скамейке, где сидел чернокожий студент, и завиляла хвостом.

Собака привела к суженому

— Она у меня очень доброжелательная, — смеётся Тамара, — но ребята ведь этого не знали и очень испугались. Струхнул и Якоб, но, как настоящий мужчина, не растерялся. Погладил собаку, посмотрел по сторонам, мол, откуда явилось такое чудовище, и увидел меня. А я уж совсем Лилу потеряла. Без неё в незнакомом месте как без рук. Зову её, а она не откликается. Тогда Якоб бесстрашно взял лабрадоршу за ошейник и отвёл ко мне.

— Может, вас проводить? – предложил парень. Но Тамара отказалась. Из вежливости посидела вместе с приветливым иностранцем на скамейке и, крепко держа Лилу на поводке, отправилась домой. Правда, свой телефончик Якобу всё-таки оставила. Только зашла в квартиру – раздался телефонный звонок.

— Добрались домой? – услышала мягкий голос с акцентом. – Это Якоб. Я за вас беспокоился.

С тех пор иностранец стал частенько названивать женщине. Признался, что в городе он всего год. Конечно, здесь много земляков, которые уже давно здесь живут. Время от времени они устраивают для студентов праздники. Но всё равно ему ещё очень одиноко. Однажды сердце Тамары дрогнуло, и она согласилась прийти на свидание. Встретиться договорились всё на той же скамейке.

— проговорили несколько часов. А потом мне стало жалко парня. Небось голодный и замёрз. Пригласила его домой выпить чаю, — рассказывает Тамара. – А потом всё завертелось.

Будьте как братья

Якоб сообщил родным в Эфиопию, что собирается обвенчаться. Честно признался, что ей 45 лет, и она слепая. Родня встретила известие в штыки.

— Отец у Якоба умер. Он всю жизнь воевал. Бедный солдат, — как его называет Якоб. Мать сидит дома. Старший брат тоже учится в России. Сейчас работает в Эфиопии врачом-дерматологом, — рассказывает Тамара. – Я тоже не одинокая. У меня два сына. Старшему Диме 24 года, Стасику 21 год. Наверное, им тоже не понравился такой поворот событий. Но, к счастью, виду не подали. Я своим мальчикам так сказала: относитесь к Якобу как братья. Со временем сыновья подружились с Якобом. Да с ним невозможно иначе. Он очень добрый. Дима ему в компьютере помогает разобраться. С русским языком помогает, когда Яночка пишет контрольные.

Обвенчать женщину-славянку и эфиопа согласились не сразу. В одном соборе батюшка замялся, дескать, я даже не знаю, как тут поступить. Тамара его горячо убеждала: «Да вы поймите, Эфиопия – дружественная нам христианская страна!» Однако осторожный поп рисковать не стал. Обвенчать Тамару и Якоба отказались ещё в нескольких приходах.

— Помог нам старый батюшка из храма Георгия Победоносца, — говорит Тамара. – Он все правила знает. Сказал нам, пожалуйста, если у вас созрело такое желание, конечно, обвенчаю.

Знакомые Тамары, её соседи по дому, да и приятели Якоба недоумевали: что может быть общего у слепой 45-летней женщины и 26-летнего эфиопского студента. Кто-то тактично молчал. Некоторые задавали вопрос ребром.

— Я восхищаюсь её мужеством, — отвечал Якоб.

Мои победы – из-за сыновей

За долгие вечера, что они провели вместе, улыбчивый чернокожий студент много чего узнал о жизни этой удивительной женщины. Какой она по счёту в семье, Тамара никогда не знала. Её мать бросала своих новорожденных детей в больнице. Тому родила в 45 лет и тоже решила оставить. Потом пожалела. В полгодика девочка полностью ослепла: врачи по ошибке закапали малышке в глаза не то лекарство. В девять лет Тому отдали в интернат для слепых детей. К счастью для девочки, в те годы широко пропагандировался спорт среди инвалидов, а Тамара была очень спортивной девочкой. Отлично прыгала в длину, бегала, метала копьё и ядро. Выросла и вышла замуж за одноклассника из интерната. Одного за другим родила мальчишек – Димку, а через два годика Стасика. Каждый раз смертельно боялась: а вдруг ребёнок родится слепой. У Тамары слепота приобретённая, а супруг слабовидящий с рождения. К счастью, у ребят всё оказалось в порядке.

— Когда пацаны чуть подросли, я их при возможности брала с собой на соревнования. Мне хотелось, чтобы они побольше увидели, узнали, — вспоминает Тамара. – Все мои победы, наверное, из-за сыновей. Не могла я остаться без призовых! За каждую медаль давали по шестьдесят рублей. Бывало отбегаешь, устанешь как собака, но всё равно записываешься на прыжки в длину. Больше побед – больше денег. А я не могла оставить мальчишек без игрушек. У меня самой их сроду не было.

Самая большая победа Тамары Паньковой – золото на параолимпийских играх в Сеуле в 1988 году. Чтобы не висеть ни у кого на шее и не прозябать на инвалидской пенсии, Тамара освоила профессию массажиста. И на параолимпийские игры в Сиднее отправилась как волонтёр. На свои деньги.

Я – семейный человек

В общем, самодостаточная независимая женщина. Вроде бы всего в жизни хватает. А тут любовь. Другая бы на её месте сто раз подумала.

— Я такой человек смешной, могу и в Эфиопию за ним отправиться, — смеётся Тамара. – Но, к счастью, Яше ещё учиться в России целых три года. Поживём – увидим. Сейчас он зубрит свои предметы. Иностранные студенты отличаются от наших прилежанием. Знают, что им не на кого рассчитывать.

С русским языком у Якоба проблем сейчас нет. – Он даже если сердится, ходит по квартире и бурчит на русском языке: да где эта ручка запропастилась, к примеру. Нет, матом не ругается. Не любит, — смеётся Тамара.

А ещё Яша-Якоб обожает русские песни. Как-то Тамара пригласила его с собой на вечеринку, которую проводило местное общество слепых. Сели, выпили чайку, и вдруг Якоб чистым звонким голосом запел:

— Виновата ли я, виновата ли я, виновата ли я, что люблю…

Тамара шикнула на парня: «Яшка, ты что?» — «А что? — не смутился Якоб. – Я все слова знаю».

По хозяйству парень сейчас не шибко помогает.

— Он бы и рад, да не умеет, — говорит Тамара. – Но всё равно мне помогает. Убрать, пропылесосить. Однажды приготовил их национальное блюдо – доровет. Доро – это курица. Вроде бы, похоже на грузинское блюдо сациви. Курица, очень много лука. Но есть нюансы. В Эфиопии курицу разделывают на 12 частей – кожица, мясо, кости – всё отдельно. И очень много их национальных специй. Скажу честно, с непривычки это есть невозможно. А есть нужно обязательно руками. А вообще Яшка очень непривередлив в еде. Ест всё. Очень любит селёдку и борщ с кислой капустой. Но когда мы ездили в столицу, в посольство Эфиопии, уговорил меня зайти в их национальный ресторан. Там можно, например, заказать блюдо индзера. Это такой блин, испечённый из муки злакового растения, которое выращивают только в Эфиопии. На этот блин потом кладут доровет или ещё какое-нибудь эфиопское лакомство.

Фамилию мужа новобрачная пока не взяла.

— Вы не представляете, сколько проблем с документами. Останусь пока Паньковой, — говорит Тамара. – Зато перестану заниматься делами, стану мадам Гобене.

Ирина Варламова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать + 13 =