Строка новостей
Домой / Женские страсти / Идеальный муж

Идеальный муж

Как и все женщины, Нина мечтала о вечной любви, надёжном, сильном честном человеке рядом. «У меня идеальный муж», — утверждает сегодня Нина Михайловна Приходько…

Разлука ты, разлука…

— С самого детства я мечтала, чтобы мой будущий муж был военным. Наверное, для женщины это очень важно, чтобы у неё всегда был надёжный тыл, чтобы рядом был честный, смелый и мужественный человек.

«Обручальное» кольцо

Познакомились Нина и Саша ещё в школе. Но поскольку Александр был на год младше, Ниночка поначалу никакого внимания не обращала на малолетку и его ухаживания.

— По-настоящему я пригляделась к Саше лишь в десятом классе; сам Александр тогда учился в девятом. Но сначала ни о какой любви мы, конечно же, не говорили. Хотя уже тогда он умел подобрать для меня самые нежные, самые ласковые слова: Нинушка, лебедушка, солнышко… А поцеловались впервые только через год после начала нашей дружбы.

Конечно, это была детская игра, но тогда же, после первых неловких и неумелых поцелуев они обменялись и кольцами – дешёвенькими, с красными камушками – этакая негласная помолвка. Саша, впрочем, отнёсся к «помолвке» очень серьёзно, всегда носил колечко на пальце, а когда учителя на уроках требовали, чтобы он либо снял эту «женскую побрякушку», либо вышел вон, он всегда покидал класс.

Разлука ты, разлука…

— А потом мы почти на целый год расстались. Наша с Сашей дружба уже ни для кого не была секретом, и в один из дней моя одноклассница Зоя – школьная пионервожатая – в ответ на какую-то его колкость или грубость ответила: а тебя Нина вовсе не любит; нужен ты ей – зелёный мальчишка, она просто тебя жалеет! И он почему-то поверил. Вернул мне все мои подарки, и то самое колечко тоже. Я была девочка гордая. Первая на примирение идти не хотела. Зато за тот год, что мы были порознь, я увидела вокруг других парней, я смогла сравнить их с моим Сашей и понять, насколько светлым и чистым был он. И поняла для себя раз и навсегда – я люблю его, его одного, и никто другой мне просто-напросто не нужен.

В их жизни было ещё множество разлук, но именно они, считает Нина, и скрепили их отношения:

— Именно в разлуке ясно и чётко понимаешь, что тебе не хватает этого человека, ты скучаешь по нему. А значит и чувства к нему – настоящие!

После первой длительной разлуки Ниночка, будучи девушкой мудрой, всё-таки первой пошла на примирение. И случилось это в день Сашиного выпускного. А потом сбылась и главная мечта Ниночки – её нареченный поступил в артиллерийское училище, а, приехав после первого курса в отпуск, сделал ей предложение, и они официально стали считать себя женихом и невестой.

— Ещё через полгода он написал мне из училища: подавай заявление в загс. Я не знала, какие порядки в загсе (да и он, думаю, тоже весьма смутно об этом догадывался) и пришла туда одна – с заявлением от нашего имени и просьбой поставить нас на очередь. Но моё заявление не приняли: оказалось, я единственная невеста, что явилась в загс без жениха. Я написала об этом Саше, он взял отпуск и приехал ко мне, и вот мы уже вместе – рука об руку идём в загс. Через два месяца мы официально стали мужем и женой.

Спасибо за сына, спасибо за дочь!

Через два года после свадьбы Нина подарила мужу дочь – Юлю, ещё через три года родился сын – Алексей.

— Рождение сына – это великое счастье. Я родила его на свой день рождения – мне тогда исполнилось 25 лет. Вот такой подарок и себе, и мужу.

С сыном, правда, было множество проблем – до трёхлетнего возраста врачи всерьёз опасались за жизнь ребёнка – были не в порядке бронхи. Потом маленького Алёшу покусала собака, и он стал заикаться – сколько времени и сил потратили родители на его лечение! И вот теперь сын – тоже военный! А дочка Юля закончила худграф.

…Забегая вперёд, скажем, что Нина Михайловна и Александр Яковлевич – уже богатые бабушка с дедушкой: у них трое прекрасных внучек и один внук – Александр, который назван, конечно же, в честь деда.

Афганистан

…Ещё одна разлука, ещё одно расставание – самое тяжёлое и страшное.

— Саша попал служить в самое пекло – в Кандагар.

Шестьсот семьдесят одно – ровно столько писем Нина написала любимому, когда он служил в Афганистане. Считать свои письма ей не пришлось: она точно знает, что муж пробыл на войне ровно два года и два месяца, и всего на месяц приезжал домой – подлечиться. И каждый день во время их разлуки, которая казалась ей настоящей вечностью, она писала ему по письму. Так что арифметика тут довольно простая.

— Каждый вечер я садилась за стол и писала письмо о том, что произошло днём. А утром бросала его в почтовый ящик. Этот своего рода ритуал я повторяла ровно два года и два месяца.

Иногда ей казалось, что если она не будет повторять этот ритуал – случится самое страшное, о чём и подумать-то было жутко. А потому повторяла его до тех самых пор, пока Саша не вернулся из Афганистана домой.

— В Афганистане Саша заболел – тифом и гепатитом. Он похудел на двадцать килограммов, и когда приехал – я просто не узнала его. Месяц Саша лечился в санатории, но что такое месяц? Он пролетел в одно мгновение, и мой муж снова вернулся в Афган, а мне опять оставалось писать письма – каждый день. И верить, что он вернётся ко мне.

А когда он вернулся, то встал перед женой на колени и произнёс: «Я выжил только потому, что ты ждала меня – верила и писала!» Александр рассказал: если самолёт семь дней не летел в Кандагар из-за обстрелов, то потом Александру вручали ровно семь писем. И он раскладывал их по датам на почтовых штемпелях и читал – о том, как подрастают дети, о том, как жён афганцев вычеркнули из списков в военторге: ваши мужья мол в нашей части больше не служат, а значит и продовольственные пайки вам не положены, идите в гражданский магазин и покупайте суповые наборы из костей. О том, как она мечтает поскорее увидеть мужа и обнять его.

… А Сашины письма Нина читала (их было ровно 65, все они пронумерованы и перечитаны не единожды) то вслух детям, то в одиночестве, после того, как прослушав по телевидению скупые сводки из «дружественного Афганистана», она плакала в подушку. И вновь бралась читать-перечитывать: «Нинушка, солнышко, голубушка…» Каждое письмо пронизано лаской и любовью – будто писал их не взрослый мужчина с сединой на висках, а всё тот же робкий девятиклассник Саша из старой школы в Ленинском районе. Нина Михайловна до сих пор хранит эти письма в своём домашнем архиве, как символ преодоления и любви.

Николаев

И снова – проклятая разлука-расставание. Почти сразу после Афгана Александра Яковлевича перевели служить в Николаевскую область. А супруга и двое детей-школьников остались на прежнем месте.

— Мужу дали место в общежитии – в комнате на четыре человека. Нам с детьми ехать было некуда. Квартиру нам давать никто не торопился. Такие у нас были правила – человек приехал служить, а семья его – постольку поскольку. Если хотите, мол, снимайте номер в гостинице и живите рядом с мужем. Я приезжала, я просила, умоляла: верните его обратно, у нас там квартира есть, мы жить сможем вместе! Но никто его, естественно, не вернул.

Неизвестно, сколько времени продолжалось бы их расставание, но в апреле прогремел Чернобыльский взрыв, и Нина, заперев квартиру, приехала к мужу с двумя детьми буквально «на улицу». Три месяца жили-ютились на военном КПП, потом – поехала в столицу, добиваться квартиры. Выбила.

— Это расставание было последним в нашей жизни. С тех пор мы вместе – всегда, навсегда.

Их любовь претерпела множество испытаний. Было даже такое, что в какой-то момент Нина Михайловна стала сомневаться: предназначены ли они друг для друга? Но выстояли, выдержали. И ещё больше укрепили свою семью, обвенчавшись после двадцати трёх лет совместной жизни.

— Говорят, идеальных браков не бывает – в любой семье случаются и трения, и размолвки. Я не хочу сказать, что наш брак – идеальный. Но я твёрдо знаю, что мой мужчина – самый настоящий идеальный муж. Честный и мужественный, сильный и надёжный.

Аннета Татарникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать + 14 =