Строка новостей
Домой / Женские страсти / Карточный дом

Карточный дом

Их брак посторонним казался идеальным… Татьяна Васильевна всегда была шикарной женщиной. Муж – главврач, дети – послушные, дом – полная чаша. Но через тридцать лет всё это рассыпалось, как карточный домик…

Карточный дом

Счастливая семья

Шёл 1982 год. Она работала педиатром в детской поликлинике. Каждая молодая мамочка старалась попасть с малом на приём к ней, даже если относилась к другому участку. Всегда внимательная, добродушная, Татьяна Васильевна вызывала доверие у детей, начинавших плакать при одном появлении человека в белом халате.

Коллеги, в основном женщины, ей завидовали: жена главного, красивого и умного мужика, купалась в его заботе и любви. На каждый праздник дарил ей золотое украшение, наряды покупал чемоданами. Ходили слухи, что они несколько лет работали за границей и до сих пор живут на деньги, заработанные там. Для советского человека, вечно гонявшегося за дефицитом, съездить в Чехословакию было пределом мечтаний, а Зимины работали в самой Франции…

Многие молоденькие медички пытались кокетничать с Андреем Алексеевичем, но тот даже намёка на взаимность никому не делал. Ко мне, тогда 12-летней, приходившей чуть ли не ежемесячно с хроническим бронхитом, Татьяна Васильевна относилась с особым вниманием. То ли потому, что я жила по соседству, то ли просто жалела. Помню, часто приглашала к себе в гости, рассказывала о Франции. Я с замиранием слушала… Она была для меня идеалом, и я мечтала, чтобы моя семейная жизнь сложилась, как у неё. Две её дочери после школы поступили в престижные вузы, потом вышли замуж и уехали. Вскоре город покинула и я…

Спустя 15 лет, во время моего очередного визита, мама поделилась новостью: Зимины разошлись… Квартиру разменяли, и Татьяна Васильевна живёт в двушке неподалёку.

Двадцать лет спустя

Купив коробку конфет, отправилась к ней. Татьяна Васильевна встретила меня, как всегда, улыбчивая и радушная. Я удивилась: время над ней будто не властно – безупречным макияжем, в красивом домашнем костюме. В квартире ни пылинки, правда, от прежней роскоши не осталось и следа – мебель потускнела, на стенах дешёвые обои, в ванной старенькая стиральная машинка…

— Я к тебе всегда относилась, как к дочери, спасибо, что зашла, — начала она. Долго пили чай, я рассказывала о себе, она о дочках, потом разоткровенничалась, наверное, ей давно хотелось выговориться.

… Татьяна познакомилась с Андреем в начале 60-х. Он – заведующий кафедрой, она – симпатичная аспирантка. Впрочем, на кафедре таких было немало. Ей 24 года, ему 35. В него были влюблены поголовно все: студентки, аспирантки, преподаватели. Казалось, на Таню Андрей не обращал никакого внимания. Но однажды попросил задержаться:

У девушки, тоже влюблённой в своего руководителя, замерло сердце: наконец-то заметил… Она даже не сразу расслышала, что он говорит:

— Я уже взрослый человек, мне нужна хозяйка, а то некому накормить и постирать. Я тут понаблюдал за тобой – вполне подходишь на роль жены.

Татьяна пропустила мимо ушей почти всё, поняв одно: предлагает выйти замуж.

— Ты согласна? – он взял её за подбородок…

— Да, — прошептала, не помня себя от счастья…

Новость о свадьбе коллеги восприняли в штыки. Не скрывая зависти, женщины судачили.

— Ты посмотри: тихоня-тихоней, а такого мужика отхватила!

Жена вместо мебели

— Я всегда старалась быть хорошей женой, — вздыхает Татьяна Васильевна. – Только это было ему не нужно. На людях относился замечательно, ценил и как хорошего специалиста, но за тридцать лет совместной жизни не слышала от него ни одного ласкового слова. Правда, детей любил. А я вроде необходимой мебели в доме. Впрочем, мне хватало того, что была рядом с ним. До определённого момента…

К этому времени Татьяна забросила диссертацию, всё время уделяла семье. Дочки-погодки требовали внимания. Леночке было шесть, Анюте семь лет.

Однажды встретила однокурсницу, зашли в кафе поболтать. И та вдруг выдаёт:

— Ты знаешь, твой Андрей с абитуриенткой связался (он на подготовительных курсах лекции читал), она вот-вот родит.

— Меня как будто холодной водой окатили, — говорит Татьяна Васильевна, — сижу, глазами хлопаю, шепчу: «Неправда». А Вероника, как назло, продолжает и будто издевается надо мной: уже весь институт знает, ректор вызывал, грозился уволить. Такой скандал!..

До дома Татьяна еле дошла. Всё плыло, как в тумане, а в ушах противный голос Вероники. Вечером, вопреки ожиданиям, никаких объяснений она не услышала.

— Тебя это не касается – будем жить, как жили, — сказал, как отрезал, Андрей.

От ребёнка он отказался, его понизили: назначили заместителем главврача одной из районных больниц. Татьяна хотела развестись. Но… в первый раз Андрей упал перед ней на колени: прости – кроме тебя, никто не нужен. И предложил на время уехать… Как он получил разрешение на работу за границей, до сих пор непонятно.

— Я не хотела оставлять детей у бабушки, уезжать с человеком, который мне принёс столько страданий, но он убедил: вдали всё забудется…

Другая жизнь

В родной край они больше не вернулись – отработав во Франции, осели в сельском городке. Ту историю никто не вспоминал, да здесь о ней и не знали. Для всех Зимины были идеальной парой.

— Я жила с ним все эти годы, но простить так и не смогла, — говорит Татьяна Васильевна. – Грянула перестройка, муж из больницы ушёл в бизнес. Женщины, гулянки… Да и я уже не та покорная девочка, какую он встретил. Долго старалась сор из избы не выносить, по старой привычке думала о дочках – как бы на них какое клеймо не легло. А потом не выдержала, возмутилась после очередного загула. А он в ответ ударил – зло, больно. И сказал: ты меня никогда не понимала. Я подала на развод. Почти год мы жили в одной квартире – чужими людьми. Он стал мелочным – с утра мог закатить скандал: ты мой сахар брала, или хлеб… Потом наконец разменялись.

Андрей очень быстро женился. Видимо, его тяготило, что когда-то он отказался от сына. Рассказал об этом новой жене – та поддержала: надо ошибку исправлять. Встретилась с уже взрослым парнем, поговорила, тот согласился на встречу с отцом – через двадцать пять лет…

В дочках и внучках Андрей Алексеевич души не чает, общается, помогает. А вот с бывшей женой даже не здоровается…

— Измена любимого человека не забывается, — говорит Татьяна Васильевна, — она отравляет жизнь: всё время ждёшь подлости, не доверяешь. Единственное, о чём жалею, что не рассталась с ним раньше. Может, пока молодая была, жизнь бы свою устроила – теперь уже поздно…

Светлана Юрьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 1 =