Строка новостей
Домой / Женские страсти / Молитва сына

Молитва сына

Когда приехала «скорая», Валерий не дышал. В суматохе Наталья не заметила, куда делся её сын. Женщина вошла в дальнюю комнату и увидела, что Лёша склонился перед иконой…

молитва для сына

Подруги убеждали Наталью избавиться от ребёнка: муж всё время по больницам, денег лишних нет, отец болен, матери нет — помочь некому. А вдруг останешься вдовой? Наталья загадала: если родится мальчик, значит, Валера будет жить… Через много лет молитва сына спасла жизнь отцу ещё раз.

Садись, невеста, прокачу!

Наташа впервые увидела Валеру, когда ему было десять лет. А ей всего восемь.

Гораздо позже Наталья припомнит, как ещё в пятом классе Валерка Мелконов, проезжая мимо на велосипеде, сказал ей: «Садись, невеста, прокачу!» Как в воду глядел…

— Мне было тогда лестно: он дружил с ребятами постарше, и вдруг обратил внимание на такую малявку. Девчонки на него заглядывались: светло-зеленые глаза, нос с горбинкой, красиво очерченные губы, — вспоминает Наталья.

Она ещё училась в школе, когда Валеру забрали в армию.

— Неожиданно я получила письмо. Незнакомый солдат пишет, что слышал от своих друзей, какая я девчонка: а я занималась акробатикой, отлично училась и была в классе лидером, — рассказывает Наталья. — Якобы он приезжал и видел меня, я ему понравилась, и он предлагает переписываться. И подпись: Рафик Быстров. Я стала вычислять: письмо пришло из Харькова (а Валерка как раз там служил). На парте в нашем классе было нацарапано имя «Рафик» — мне сказали, что это прозвище Валеркиного брата. Сопоставив всё это, я поняла, что письмо от него. И обиделась: к чему все эти хитрости, почему не подписался своим именем? Разорвала письмо на кусочки, вложила в конверт, подписала его «Валерию Мелконову (Рафику Быстрову)» и отослала. Валера потом рассказывал, как он с надеждой распечатал конверт, а оттуда разлетелось по ветру облачко мелких обрывков…

Однажды Валера приехал в отпуск и стоял с родителями на улице. Наташа шла мимо и встретилась с ним глазами: она до сих пор помнит этот взгляд. Парень посмотрел на неё как-то совсем по-новому, не просто как на младшую соседскую девчонку…

Наташа поступила в институт. Одноклассник, уехавший учиться в другой город, писал ей письма с нежными, трогательными стихами.

— Это было очень красиво и возвышенно, но как-то эфемерно, — размышляет Наталья. — Вокруг бурлила студенческая жизнь, были ребята, которые ухаживали, осыпали комплиментами.

Но ни один из них не затронул Натальиного сердца. А вскоре вернулся из армии Валера.

— Как-то осенним вечером за мной зашла подружка с компанией, позвала гулять. С ними был Валера. С этой минуты мы с ним не расставались…

Готовьтесь к худшему…

— С Валерием я всегда чувствовала себя маленькой девочкой, — признаётся Наталья. — Я была довольно взбалмошной, горячной, а Валера был уравновешенным, терпеливым, он окружил меня такой заботой и любовью.

В молодой семье родилась дочка Леночка. Всё было хорошо, вот только муж всё чаще жаловался на головные боли.

Однажды вечером — Леночке тогда было четыре года — Валерий вдруг упал и потерял сознание. Врачи поставили диагноз: остеомиелит, гнойное воспаление лобной кости. И сказали Наталье: готовьтесь к худшему…

Врачи собирались на консилиумы, Валерию делали бесконечные спинномозговые пункции — очень болезненные процедуры — и пытались решить, что делать с пациентом.

— Он часто находился в каком-то полубредовом состоянии, смотрел на меня и как будто не видел, — рассказывает Наталья. — Я плакала: Валера стал какой-то чужой.

Иногда наступало просветление, и тогда он старался обнять жену и сказать ей что-нибудь ласковое и ободряющее.

— Получалось, что не я его утешала, а он меня. В конце концов, один пожилой врач сказал: настаивайте на срочной операции, иначе будет поздно! Валере обрили голову, уложили его на каталку. Я шла за ним до дверей операционной и держала за руку. Он совсем не боялся, не паниковал. Поцеловал мою ладонь, улыбнулся, и дверь закрылась…

Операция длилась несколько часов. Сначала пациентом занимались лор-врачи, затем за дело взялись нейрохирурги. Мелконовым повезло: Валерия оперировал знаменитый доктор.

— Мне сказали: теперь нужно подождать сутки, чтобы оценить исход операции. Затем — трое суток, пять, семь… Я не отходила от него ни на шаг. Кормила с ложки, везла на каталке до туалета. Я боялась даже подумать, что Валеры может не стать. Горе очень сблизило нас.

Валерия прооперировали 5 августа, а 9-го, сказала Наталье пожилая родственница, был день святого Пантелеимона-Целителя. И молодая женщина, до тех пор не верившая в Бога, горячо молилась о своём любимом муже.

Позже профессор, которого благодарили за спасение Валерия, сказал, указав на Наталью: наполовину это её заслуга.

Валера будет жить

Валерий медленно шел на поправку. Но Наташу ждали новые удары судьбы. Вскоре умерла её мама, а отец попал в больницу с безнадёжным диагнозом: ему ампутировали ногу, другая была под угрозой. Валерию вместо удаленного участка кости поставили пластину, но она не прижилась: воспалительный процесс продолжался…

— Это было страшное лето, — вспоминает Наталья. — Я металась между больничными палатами, от мужа к отцу. В то время я уже была беременна во второй раз…

Наталью отговаривали рожать. Подруги убеждали: твой муж все время по больницам, денег лишних нет, отец болен, матери нет — помочь некому. А вдруг останешься вдовой?.. Избавься от ребенка.

— Но я не могла: Валера мечтал о сыне, — твёрдо говорит Наталья. — Я втайне загадала: если родится мальчик, значит, Валера будет жить…

В ноябре у них родился сын Лёша.

Ещё несколько лет прошли среди нескончаемых больничных палат, лекарств, тревог. Не стало Натальиного отца.

Икона

А потом болезнь отступила. Наталья делала успешную карьеру, Валерий занялся частным бизнесом. Семья жила дружно, росли благополучные дети.

Но в 1996 году на Валерия свалились новые трудности, связанные с работой, он уставал, нервничал. И однажды вдруг снова потерял сознание.

— Приехала «скорая», которая не могла ничем помочь. Валерий не дышал. Вызвали вторую бригаду. Я позвонила доктору: это чудо, что он оказался на месте, и по телефону инструктировал врача, что надо делать.

В суматохе Наталья вдруг заметила, что куда-то делся её 14-летний сын Лёша. Вошла в дальнюю комнату и увидела, что мальчик склонился перед иконой…

Женщина поехала с мужем в больницу, а вскоре туда пришли дети, принесли необходимые вещи. В сумке лежала та самая икона — её принес с собой сын. Валерий в тот раз на удивление быстро справился с болезнью.

— Эта икона Казанской Божьей Матери принадлежала еще бабушке, ею она благословила мою маму на замужество, — рассказывает Наталья Мелконова. — Потом она перешла ко мне. А теперь я передала её нашей дочери.

Сейчас Лена уже сама стала мамой: на серебряную свадьбу родителей подарила им внука.

Мы сидим во дворе с Натальей и её внуком. Четырёхлетний Слава, играя во дворе с машинками, хвалится:

— Ничего, что машинка сломалась. Дед Валера починит, у него золотые руки!

Он до сих пор продолжает говорить мне комплименты. Тогда, во время первой операции, врачи исковеркали ему нос, исказили лицо. Но всё равно Валера для меня — самый красивый мужчина на свете, — с нежностью говорит Наталья. — Я его очень люблю…

Татьяна Семёнова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + 18 =