Строка новостей
Домой / Женские страсти / Он обязательно вернётся

Он обязательно вернётся

Клара Шляхова вот уже два года ждёт своего сына. Женщина надеется, что капитан затонувшего у берегов Турции сухогруза «Стрелец» в плену или потерял память…

капитан

Незадолго до гибели «Стрельца» — 3 февраля 2003 года — Клара Яковлевна сходила к гадалке. Гадалка сказала женщине, что над головой её сына нависла смертельная опасность. «Она же не сказала, что Валера умрёт, — вспоминает Клара Яковлевна. — И я чувствую, что жив мой сыночек».

Роковая вода

Когда я подходила к дому Шляховой, Клара Яковлевна прогуливалась со своей собакой — королевским пуделем Джесси. Джесси — единственное родное существо в жизни 68-летней женщины.
— Она понимает человеческую речь, — говорит хозяйка. Вдвоём с пуделем они живут уже больше двух лет.
68-летняя Клара Яковлевна ходит с трудом. Ей даже хотели отрезать одну ногу.

— Отморозила я её, — вспоминает женщина. — Как-то подошла к колодцу воды набрать — дело было лет тридцать назад — и увидела, что в глубине кто-то плещется. Нет, чтобы на помощь позвать, сама полезла. Опустилась по цепи. А там мальчишка пятилетний, синий уже весь от холода. Я его в ведро посадила, на колено поставила. Да так и простояли мы в колодце полтора часа. Потом рабочие шли со смены, услышали, как я кричу, вытащили нас.

Родители спасённого мальчика нашли Клару Яковлевну. Заплатили за лечение ноги, спасли от ампутации. Теперь о происшествии напоминает хронический тромбофлебит.
Шляхова верит, что кто-нибудь помог спастись и её сыну. Вытащил его из проклятой черноморской воды.

Живое тепло

— Меня трудно чем-либо испугать. Я ведь детдомовская, а там школа жизни, знаете, какая? Самим и пропитание надо было добывать, и себя отстаивать. Я и сейчас, несмотря на то, что больная, могу постоять за себя, — рассказывает Клара Шляхова. — Я и сына таким воспитала: сильным, смелым, решительным.

О том, что её Валера мертв, Клара Яковлевна и слышать не хочет.
— Пусть все твердят, что его нет в живых, мне всё равно. Невестка через полгода после катастрофы в наследство вступила, свидетельство о смерти на него выписала. Но тело Валеры не найдено, — вздыхает женщина. — А я всё равно верю в счастливый исход: от фотографий сына живое тепло исходит.

Катастрофа

Сухогруз «Стрелец», на котором вышел в свой последний рейс капитан Валерий Агеев, потерпел крушение 3 февраля 2003 года. На выходе из Босфорского залива.

Во время сильного шторма семиметровые волны раскололи теплоход на две части в районе палубной надстройки. У рубки стояли старший механик Сергей Лукьянов и матрос Сергей Барчуков. Они и выжили. Их спасло подоспевшее на помощь болгарское судно «Ветлиц».

Восемь членов экипажа погибли в ледяной воде. Тела ещё четверых, в том числе капитана Агеева и его первого помощника, до сих пор не найдены.
— Сын не хотел идти на это судно, — вспоминает Клара Яковлевна. — У «Стрельца» была дурная слава. Осенью 1997-го он сел на мель вблизи Ростова, потом несколько раз ломался, а сосед наш, Виталий Фисенко, один из погибших матросов, писал, что по обшивке теплохода постоянно идут какие-то трещины.

Директор пароходства, которому принадлежало судно, пообещал капитану Агееву, что после этого рейса судно станет на капремонт. Хотя «Стрелец» был построен в 1990 году, неполадок у него было больше, чем у старого корыта.
— Но в любом случае никто не должен был погибнуть. На ребятах были специальные термокостюмы, которые защищают от переохлаждения. Скорее всего, они были неисправны, — вздыхает мать капитана.

От руководства компании, на которую работал её сын, Кларе Яковлевне пришло сухое соболезнование: «Ваш сын не обнаружен. По имеющейся информации, он остался на утонувшем судне. Выражаем соболезнование, скорбим».
Деньгами компания не помогла.

Мать и сын

мать и сын— Всё кувырком пошло, — вздыхает женщина. Сын собирался разводиться, и я составила дарственную на его имя. А теперь я ни с чем. Жилье досталось невестке. А мне остается жить здесь и платить за её квартиру.
— Люди жалеют меня, подкармливают. В ларьке хлеб бесплатно дают. Дверь иной раз открою, под порогом десятка лежит. Так и живем вместе с Джесси, — улыбается мать капитана. — А ведь Валерочка всегда говорил: «Не волнуйся, мама, на старости лет ты не будешь ни в чем нуждаться. У тебя есть я».

Хочу быть моряком

Валеру Клара Яковлевна вырастила одна, без чьей-либо помощи.
— Мы тогда жили в Узбекистане. 1956 год. На работу устроиться было очень сложно. Двухмесячного Валеру пришлось отдать в круглосуточные детские ясли и идти на фабрику — зарабатывать деньги, — вспоминает женщина.

Когда мальчику исполнилось 10 лет, они переехали на Украину.
— Я работала водителем у прокурора, — рассказывает Клара Яковлевна. — Бедовая я была. Прокурор часто говорил мне: «Да не гони ты так. Страшно же». Я всегда трогалась со второй скорости.

Валера школу закончил всего с одной четверкой. Потом, по примеру мамы, пошел на курсы шоферов.
— После армии он заявил: «Хочу быть моряком», — рассказывает Клара Яковлевна. — Поступил в мореходное училище, учился на штурмана. Потом его направили на Дальний Восток, учили на капитана дальнего плавания. Но и на этом сын не остановился. Следующее образование получил в академии водного транспорта.

— Одна беда была у него, на мой взгляд: бабником он был, — улыбается Клара Яковлевна, — три жены у него были. И от каждой — по трое детей. Всего у меня четыре внука и две внучки. Но все они очень далеко.

— Но это ничего, мне главное сына дождаться, — говорит на прощание мать капитана. — В том, что он выжил, я не сомневаюсь. Знаю, что рано или поздно вернется домой. Я вот в программу «Жди меня» написала, рассказала всё, попросила помочь. А вдруг он в плен попал или память потерял. Может, он специально скрывается, его ведь могут обвинить в гибели восьми человек. Он же капитан. Но я уверена, что всё будет хорошо, когда он вернется. Лишь бы дожить.

Оксана Левицкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − 1 =