Строка новостей
Домой / Женские страсти / Право на счастье

Право на счастье

Когда судьба наносит жестокий удар, главное — найти в себе силы не сломаться под грузом проблем, а продолжать жить. Не ради себя…

право на счастье

Семью Хоровых перспектива замужества девятнадцатилетней дочери явно не обрадовала. Таня — их младшая девочка, отличница, студентка юридического факультета, и вдруг муж — актёр театра. Главе семьи подполковнику Борису Григорьевичу такой брак казался не очень удачным. Но счастье Танечки было дороже, и родители смирились…

Солнечный удар

Прибыв в 1984 году на работу в Николаев, новоиспеченный выпускник столичного театрального училища Сева Чубенко совсем не задумывался об амурных делах. К тому же ему предстояла служба в армии. О том, что с его дипломом можно послужить в театре Советской Армии, и в голову не пришло. Рядового стройбата не ждала далёкая любимая. Правда была одна встреча.

— В советские времена при театрах существовали общественные советы зрителей из школьников и студентов, — вспоминает Всеволод Васильевич. — Мы их называли «21 ряд». Они ходили на все спектакли и помогали поддерживать порядок в зале. Как-то среди них я приметил одну хорошенькую девчонку. Она была в школьной форме, с красивой косой. Помню, ещё подумал: «Вот ведь кому-то повезёт». Но не более того.

Когда, отслужив в армии, Сева вернулся в театр, Таня уже второй год работала секретарём у директора и заочно училась на юридическом.

— Это произошло 19 августа. Я зашел в приёмную и увидел красивую девушку. Она понравилась мне сразу. Её взгляд сразил меня, как солнечный удар. Что она та самая школьница с косичками, я узнал позже от самой Тани. Оказывается, она меня помнила.

Пылкий Ромео действовал стремительно. Через десять дней признался в любви и сделал предложение. И Таня сразу согласилась. Но зять-актёр никак не входил в планы семьи Хоровых.

— Её родители мечтали видеть мужем дочери военного, — рассказывает Всеволод Чубенко. — Но проблема решилась, и через полгода мы поженились.

Подполковник Борис Хоров оказался человеком честным и, когда его перевели на службу в Днепропетровск, свою ведомственную квартиру в Николаеве он сдал. И Сева с Таней переселились в общежитие. В поисках лучшей жизни они отправились в Одессу, где в семье Чубенко родился первый сын Слава.

В.В.Ч.

— С выбором имени для мальчика проблем не было, — говорит Всеволод Васильевич. — Ещё на нашей свадьбе друзья подшучивали: мол, когда прибавления в семействе ждать? Почему-то многие были уверенны, что мы быстро заключили брак именно по этой причине. Я тогда сказал, что сына назову Вячеславом. Вот позовут мальчика по имени и фамилии, а звучать будет «Слава Чубенко!» Вроде, мне — слава. К тому же в нашей семье традиция ещё от деда называть мужчин именами на букву В.

Поколесив по стране, семья вернулась в Николаев, в тот же театр. Учёбу к тому времени Таня временно оставила и пошла работать костюмером, чтобы постоянно находиться рядом с мужем, поддерживать его на службе и хранить домашний очаг.

— Татьяна очень хорошо готовила, — вспоминает друг семьи Вячеслав Теплов. — И когда Чубенко переехали, то соблазн зайти к ним после спектакля всегда был очень велик. Там царила атмосфера счастья и гостеприимства. Таня была мудрой женщиной, и если она ревновала Севу, то мы этого никогда не видели.

Для мудрой женщины друзья мужа сделали исключение, взяв её впервые в поход за грибами. И не пожалели.

— На тихую охоту мы ходили только мужской компанией, — рассказывает Вячеслав Теплов. — Ну, чтобы не опекать дам, не переживать, что они заблудятся. Как-то Таня очень просила взять её в лес. Мы поворчали, но согласились. Зато, когда сами заблудились в болоте, единственная женщина проявила настоящее мужество. Наш товарищ провалился в топь и получил травму. Его пришлось тащить на плечах. Таня без жалоб и стонов несла три корзины грибов. А после, когда мы собирались в походы и объявляли: «Женщин не берём», на вопрос Татьяны: «А я?» отвечали: «А ты пойдешь».

В 1995 году у Чубенко родился второй сын Владислав. Чтобы обеспечить быт, Всеволод не отказывался ни от одного дополнительного заработка. Татьяна бралась за любое дело, лишь бы домашние ни в чём не нуждались, одно время даже подрабатывала в киоске. Но при этом она не находилась в тени, как часто случается в семьях, где женщина полностью отдаёт себя на алтарь служения мужу.

— У нас был договор — сначала поднимаем одного человека, потом другого. И когда все трудности остались позади (я уже крепко стоял на ногах, наладился быт), мы решили, что Таня должна получить образование и заняться своей карьерой, что дети должны постоянно жить с нами. На лето 1997 года у нас были большие планы.

Лететь с одним крылом

Всё рухнуло 19 августа. В тот день Таня собиралась с театром на выезд. Днём к ней зашла подруга, они поболтали. А когда та ушла, Таня решила принять ванну. Сева был на работе.

— Войдя в квартиру, я очень удивился, что жена меня не встречает, — вспоминает Чубенко. — Обычно такого не бывало. Я позвал. Никто не ответил. Прошел в кухню — обеда нет. Я ещё сел и подумал: странно. И тогда я влетел в ванную:

Таня лежала там без сознания. В воде плавала промокшая книга. Она любила читать, принимая ванную. Вероятно, от жары она потеряла сознание.

— Сева позвонил мне первому. Я даже не узнал его голос, — рассказывает Вячеслав Теплов. — Мы сразу поехали к нему. Там ещё работали врачи «Скорой». — Таня лежала на диване, её пытались реанимировать минут сорок.

В тот вечер с театром выехал другой костюмер. Не состоялась 20 августа традиционная вылазка за грибами, а ещё через день Таня собиралась поехать за сыновьями.

Её похоронили в чёрном платье, которое она сшила к венчанию. Оно планировалось на день тридцатилетия Татьяны.

— Меня очень поддержали друзья, — говорит Всеволод Васильевич. — По очереди ночевали в нашей квартире, пока я не привёз детей.

После смерти дочери у Бориса Григорьевича случился сердечный приступ, а через полгода он скончался. С городом бабушку Славы и Влада больше ничего не связывало. Продав квартиру, Валентина Андреевна переехала поближе к внукам.

— Славе было девять лет, Владу ещё не исполнилось двух лет, и они часто оставались с бабушкой. Я глушил боль работой, чтобы не оставалось времени для других мыслей. К тому же жалел тёщу — за короткий срок она потеряла и дочь, и мужа. Видел, что забота о внуках для неё — спасение. Теперь же дети постоянно живут с Валентиной Андреевной. Считаю, что это не правильно, — сожалеет Чубенко. — Да, мы общаемся, я стараюсь делать всё, чтобы они ни в чём не нуждались. Очень горжусь успехами моих мальчиков. Но устраивать войны с их бабушкой по поводу того, что сыновья должны жить с отцом, не хочу. Просто принял соломоново решение и не стал делить детей. Думаю, время всё расставит на свои места…

Я — живой

— Потеряв жену, Сева стал более закрытым и жёстким, — рассказывает Вячеслав Теплов. — Он спасал себя работой. А потом, через два года, вдруг взял и ушел из нашего театра в камерный. Возможно, тяжело было смириться, что здесь нет его Тани. Это притом, что Сева был одним из ведущих актёров.

Не меньшее удивление у товарищей по цеху вызвал внезапный роман Чубенко с их коллегой Валерией Забегаевой. К тому же, желающих занять место в сердце интересного мужчины хватало.

— Я сам не ожидал такого поворота, — делится Всеволод. — Мы вместе работали с 1992 года. Ну симпатичная девушка, хорошая актриса. Она встречалась с молодым человеком. У меня семья. Всё получилось само собой уже спустя год после гибели Тани. Мы вдруг почувствовали взаимный интерес. Появилась гармония в отношениях, без истерик, претензий. Может, мы повзрослели и стали больше ценить подарки судьбы.

Но связывать себя узами Гименея они не собирались. Всё изменило решение актрисы Забегаевой попытать творческого счастья в столице.

— Любая уважающая себя девушка должна хотя бы раз в жизни выйти замуж, — рассуждает Чубенко. — И я сказал Лере: пусть в Киеве знают, у тебя есть муж. И мы поженились. Как сложится потом, не загадываю. У Леры работа в театре, у меня в дома. Живём наездами. Не думал, что смогу снова стать счастливым. Огорчает лишь то, что сыновья не смирились с моим браком. Надеюсь, повзрослев, они меня поймут.

Так получилось, что Вячеслав Теплов был свидетелем на обеих свадьбах друга.

— Очень сложно остаться одному, — говорит он. — Не всегда друзья и родные положительно воспринимают другую женщину вместо той, которую все так любили. Считаю, что Сева проявил мужество, решившись на брак. По-моему, их роман с Лерой длится до сих пор, поскольку жизнь в разных городах всегда оставляет место для новизны.

Анна Алинина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + 8 =