Строка новостей
Домой / Женские страсти / Ведьма поневоле

Ведьма поневоле

Отличница, спортсменка – это про меня в недавнем прошлом. Феминистка и ведьма – тоже про меня, но уже в настоящем. Как я докатилась до жизни такой? Сейчас расскажу.

Ведьма поневоле

У меня что в школе одни пятёрки и спортивные медали были, что в институте. Школа благодаря мне считалась лучшей в городе по физической подготовке, ну и на всяких «мозговых» олимпиадах я всегда первые места занимала. Не могу сказать, что всё это мне легко давалось, некоторые школьные предметы приходилось одолевать с видимыми усилиями, чтобы «не портить дневник» и избежать появления четвёрки. Что касается спорта – та же история: изнуряла себя постоянными тренировками до седьмого, как говорится, пота, до полного изнеможения. Сейчас вспоминаю про всё это и не понимаю: зачем я так вкалывала?

Гордость школы

Да, конечно, хотелось быть лучшей, но не это главное. Всё это было ради того, чтобы родители мной гордились, чтобы учителя хвалили, и чтобы одноклассники уважали. Собственно, так всё и было, пока в десятом классе я не свалилась с тяжелейшей ангиной прямо накануне городских соревнований по гимнастике. Как только об этом узнала наша классная, она тут же позвонила и стала вопить, что я страшно подвела всю школу, начиная от первоклашек и заканчивая директором, в этом списке были ещё уборщица и медсестра. Вслед за ней позвонила директриса и требовала, чтобы я наглоталась каких-нибудь таблеток и всё же выступила. И я бы и рада была, но температура скакнула высоченная, горло полыхало и саднило.

Я не смогла пойти на соревнование, и школа если и не объявила мне бойкот, то стала относиться ко мне заметно прохладнее. К тому же после болезни я сразу не смогла нагнать упущенное по программе и впервые в жизни схватила даже не четвёртку, а трояк по нелюбимой мною геометрии. Вот тут уж родители всполошились и обвинили меня в лени, эгоизме и нелюбви к ним. Тройку эту я быстро потом исправила, но не смогла исправить осадок, который поселился во мне после ангины, вернее, после событий, связанных с ней. В душе осталось недоумение, сознание того, что что-то не так в моей жизни, и я этому виной. Но тогда я ещё не понимала, в чём моя вина, ведь я же отличница и спортсменка!

Худший Новый Год

Родители ждали от меня поступления в самый престижный вуз и, конечно, дождались: я же не могла их подвести! Хотя мне самой хотелось учиться в обычном педагогическом, куда и конкурса-то не было. И там я начала привычно пахать, зубрить, блистать. И там начались мои первые романтические отношения с мальчиками. Точнее, с одним мальчиком, в которого я влюбилась, а ему льстило, что первая отличница и красавица факультета проводит с ним вечера и делит постель, о чём родители, конечно не догадывались. Тот Новый Год мы договорились встречать вместе, а родителям я наврала, что подруга приглашает меня к себе на дачу, где, конечно же, будут и её папа-мама, а ещё бабушка-дедушка. В десять вечера я ждала своего «мальчика2 у памятника на нашем обычном месте. Ждала и не дождалась. Он не пришёл ни в десять, ни в одиннадцать, мобильник его был выключен, а квартира пуста. Да, я приехала к нему домой, но меня встретили пустые тёмные окна и запах кошек в подъезде. Домой вернуться я не могла: просто не знала, что сказать родителям, — и до самого утра гуляла по снежным улицам, забегая погреться в чужие подъезды и слушая звуки голосов, музыки, взлетевших пробок от шампанского, которыми были наполнены все квартиры без исключения.

Утром я пришла домой и сразу повалилась спать. Сквозь сон слышала, как к моей постели подходили родители и, приблизив лица вплотную ко мне поводили носами: «Я ж тебе сказал, что она абсолютно трезвая, я сразу её обнюхал как она пришла!» — «Да я и не сомневалась, она ж у нас такая правильная!» Под звуки этого шёпота я и уснула крепко и без сновидений. Днём позвонил мальчик и сплёл такую заковыристую легенду, что я сразу поняла: он врёт. Ну а потом и однокурсница кому-то рассказала, а до меня донеслось, что мальчик мой «поменял коней», переметнулся к не отличнице и не красавице, причём сделал это в новогоднюю ночь.

А жених-то женат!

Год я зализывала раны, потом влюбилась опять, уже не в однокурсника, а в мужчину старше меня на десять лет. Как потом выяснилось, моя любовь был женат и имел двоих детей, о чём деликатно умалчивал. Он сделал мне предложение и даже возил по свадебным салонам, настаивая, чтобы я подобрала там платье и прочие свадебные аксессуары. Советовался, куда нам лучше поехать в свадебное путешествие, приносил мне глобус, раскручивал его и просил меня остановить. То место на планете, на которое я нажимала пальцем, и было возможным пунктом нашего путешествия, записывалось в специальную «свадебную2 тетрадку и потом долго обсуждалось. Я бы и не узнала о том, что мой жених женат, ещё долго, если бы однажды его супруга не ввалилась в квартиру моих родителей и не начала выдирать волосы из моей головы. Хорошо, что папы и мамы в это время дома не было.

Это трагичное завершение моего романа совпало день в день со звонком из деканата: меня ставили перед фактом моего выступления «за честь родного вуза2 на соревнованиях по плаванию. И вот тут со мной что-то произошло. Впервые.

Рождение ведьмы

Я сделала такое, во что сама потом не смогла поверить. Машинально поглаживая проплешины на голове, оставленные женой жениха, я очень ехидно спросила, а не хотят ли они получить для начала моё согласие на это спортивное мероприятие. Услышав в ответ недоумённое молчание, послала звонившего в том направлении, которое обычно указывают на заборах. Оказалось, что я знаю, как это звучит, хотя всю жизнь глаза от таких надписей отводила. Сила трубку и, наспех нацепив пальто, вернулась в квартиру женатого любимого, которую он, как выяснилось, снимал для «походов налево» от супруги. Он был там один. Испытывал неловкость и прятал глаза, но пытался скрыть всё это под напускной развязностью и лёгким нахальством. Успел произнести что-то вроде «вернулась, голубка, а я уже успел соскучиться», как получил от меня по голове букетом роз, который стоял на журнальном столике и, видимо, предназначался мне. Женатый взвыл, схватившись руками за свой сократовский лоб, а я прошипела, глядя в его маленькие бесстыжие глазки: «Жены тебе мало было? Других баб захотелось? Да чтоб ты весь пообвис, жаба зелёная!» И уехала домой, испытывая облегчение и радость освобождения. Хотя потом, вспоминая своё странное желание, не могла его объяснить. «Пообвис» – значит постарел что ли? Ответ не заставил себя ждать. Через месяц он позвонил мне и, почти рыдая, умолял снять с него проклятие, которое я будто бы на него наложила. Он стал импотентом, зайчик мой женатый! Я давно так не смеялась! Посоветовала ему пить виагру, доставлять удовольствие законной супруге и больше за помощью ко мне не обращаться.

Я в полном порядке

В институт я практически ходить перестала, перевелась на вечерний и устроилась работать в школу. Меня легко взяли учителем географии, о чём я, собственно, и мечтала. Родители перестали со мной разговаривать, и я переехала от них, сняла однокомнатную квартиру, ибо вины за собой никакой не чувствовала и не собиралась извиняться или оправдываться. «Ты стала злая!» — удивлённо говорили мои школьные подруги. Нет, я стала весёлая, а им всем казалось, что злая. Просто я изменилась. Мужчин выбирала сама, и больше они меня не бросали, я сама оставляла их в покое, когда надоедали. Что-то во мне появилось новое. Да, я могла управлять поведением тех, кто меня окружал, и диктовала им свои правила. Но с тех пор я ни разу не говорила никому тех странных вещей, что сказала тогда женатому любовнику: что-то меня сдерживало, и я понимала, что этого делать нельзя. Теперь я могла предвидеть многие вещи, иногда предупреждала о чём-то друзей и родителей, мне стали сниться вещие сны, и я начала чувствовать окружающие меня вещи. Я стала очень сильной, и сила моя была не в мускулатуре, напротив, я совсем забросила спорт, а в учёбе перебивалась с троечки на четвёрочку. Но меня всё это устраивало и, как ни странно, вскоре стало устраивать и тех, кто меня окружал. Родители умоляли вернуться обратно, деканат отстал со спортом и прочими достижениями, после каждой сессии я подтягивала «хвосты», и меня никто этим не попрекал, все словно забыли о том, какая я была отличница и спортсменка.

И всё же однажды я зашла, увидев объявление в газете, к одной ясновидящей, так она себя позиционировала. Прочитав это объявление, я почему-то сразу поняла, что она настоящая, не мошенница. И вот что она произнесла, лишь только открыв мне дверь: «Ведьма! Настоящая!»

И мне это не было неприятно, я заулыбалась и уверенно зашла в её квартиру, расположилась в кресле, и мы начали разговор. Он был длинным, тот разговор, и я не собираюсь его здесь пересказывать. Но ясновидящая подтвердила то, о чём я и сама догадывалась. Ведьмой меня сделали жизнь и моё окружение. Мне нужно осознавать свою силу и не вредить людям. И всегда жить одной, впуская в неё людей лишь на короткое время, словно они просто зашли в гости.

С тех пор моя жизнь в общем-то не изменилась. Я люблю мужчин, люблю свою учительскую работу и собираюсь работать в школе сколько сил хватит. Подруг у меня нет, и не надо мне их. Жизнь моя полна до самых краёв, я живу в своём мире, делая в нём почти ежедневные открытия. Путь от спортсменки-отличницы до ведьмы пройден, и я ничуть не жалею о тех переменах, которым подверглась.

Алёна, 23 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + двадцать =