Строка новостей

Чёрный риэлтер

Он организовал похищение молодого мужчины — ради квартиры в центре. Исполнители убили жертву…

жильёриэлтер
Ежегодно в областном центре пропадает без вести десятки человек. Конечно, далеко не все из них становятся жертвами алчных дельцов, но история, которая произошла в конце 2003-го года, видимо, показательна…

«Я здесь жить не могу!»

Олег Егоров, 39-летний житель, официально трудился начальником отдела продаж в одном из ООО, а в свободное время в частном порядке занимался сделками с недвижимостью. Он был достаточно известной фигурой на рынке недвижимости, и где-то под конец 2003 года к Егорову через знакомого обратился 28-летний Владимир Ковтун с просьбой помочь ему продать квартиру: малосемейку.

Владимир родился и вырос в Якутии. В наши края он переехал летом 2002-го. Сначала поселился в райцентре, там жила его родная тётя. Но жизнь как-то не складывалась. Его угнетал маленький тихий город. Владимир начал пить, иногда по три-четыре дня не выходил из дома. А в декабре 2002-го решил перебираться в областной центр. «Двушка» была продана, взамен куплена малосемейка.

Однако жизнь и тут не задалась. Работы парень не нашел, и месяцев через восемь Ковтун напишет матери: «Я здесь жить больше не могу», — и попросит разрешения продать квартиру, вернуться в Якутск. Возможно, к мысли о возвращении подтолкнуло и то, что мать перестала присылать Володе деньги на жизнь: пенсионерка здраво решила, что сыну пора зарабатывать самому.

Тётя, бывая в городе, всегда заглядывала к племяннику и почти никогда не заставала его дома, но соседи говорили, что бывает, живёт. Она вновь заехала к Володе в конце января 2004 года. В квартире уже жили другие люди. Соседи вспомнили, что последний раз видели Ковтуна 29 декабря. Женщина, рассудив, что уехать, не попрощавшись, племянник не мог, к тому же не появился в Якутске и не звонил матери, пошла в милицию.

Водка — лучшие оковы

К этому времени Владимир был уже недели две как мертв. Хотя Егоров не планировал его убивать, думал просто упрятать куда-нибудь на время сделки. Для исполнения плана чёрный риэлтер привлек знакомого, таксиста Сергея Калашникова. Калашников согласился быстро: Егоров пообещал за помощь простить 11 000 долга (Сергей какое-то время назад разбил тому машину) и заплатить еще 5 000. По просьбе Егорова Калашников втянул в дело ещё одного товарища, Комарова (материалы уголовного дела в отношении него выделены в отдельное производство). Комарову пообещали всего $100. Место, где спрятать пленника, подыскал Калашников. В небольшой деревеньке за речкой у него жил приятель, Гусев.

Числа 29 декабря Егоров пригласил Ковтуна в бар — обсудить сделку. Там он напоил Владимира до потери рассудка и на своем «Фольксвагене» привёз на улицу, где их ждали Калашников, Комаров и не посвященный в дело водитель на своих «Жигулях». Похитители перевели Ковтуна в «шестёрку», изъяли у него мобильник. Он не сопротивлялся — почти сразу же уснул. Перед отъездом оставшийся в городе Егоров отдал Калашникову муляж обреза охотничьего ружья — припугнуть Ковтуна, если что.

— Калашников часто приезжал ко мне порыбачить, — пояснял следствию Гусев. — В тот раз приехал без предупреждения, с двумя мужиками. Привезли баул еды и три пятилитровых канистры спирта. Всё было мирно, мы встретили Новый год… Володька свободно передвигался, не жаловался, выпьет и снова спать. В один из дней они ушли все втроём за пивом, а вернулись вдвоём, сказали, Володя уехал в город на попутке. А «самопал» их, трубку из нержавейки на деревяшке, я как увидел, запихнул под печку от греха. Они, когда уезжали, забрали.«Мёртв? Ну, так что ж…»

В деревне Ковтуна беспробудно поили. А Егоров в это время просчитывал возможности сделки. Ключи от квартиры и паспорт Ковтуна были у него в руках. Ковтун, хоть и пил беспробудно, но как-то заявил своим тюремщикам, что обратится в милицию. На него больше не действовали уговоры типа «в твоих интересах отдохнуть немного, потом поедешь домой». Кроме того, он, вечно пьяный, стал справлять нужду под себя. В общем, причинял одни напряги и неприятности. И тюремщики решили, что Ковтуна легче убить, чем за ним следить. Утром 8-го или 9-го января Ковтун, Калашников и Комаров вышли из дома — типа пошли за пивом, но похитители прихватили с собой ножи. Троица шла по дороге от деревни к реке. Ковтун попытался убежать, но упал в овраг у дороги. Его догнали. Первый удар — в грудь — нанёс Калашников. Второй — в шею — Комаров. Оставив труп в овраге, убийцы ушли, вызвали по телефону автомобиль и вернулись в город. Егорову сначала объяснили, что Ковтун нашёл в деревне подругу и остался у неё, но быстро рассказали правду.

Узнав, что Ковтуна нет в живых, Егоров предложил Калашникову выдать себя за него. Калашников не возражал.
Подделать паспорт Ковтуна, переклеить в нём фотографию не получилось. Ещё один приятель Егорова документ испортил: попытался сам, утюгом, «приклеить» плёнку на фото… Зато получилось изготовить доверенность, подделав подпись Ковтуна. Заодно были подделаны оттиск печати и подпись реально существующего ивановского нотариуса.
Калашников-«Ковтун» пошел в агентство недвижимости. Обратился к знакомой Егорова Москвиной, представился Ковтуном, передал ей ключи и документы на квартиру, поручил искать покупателя. В следующую встречу Калашников-«Ковтун» отдал Москвиной генеральную доверенность на её имя, разрешающую ей продать квартиру Ковтуна.

21 января квартира была продана. Договор купли-продажи подписала Москвина как представитель продавца. Получив деньги, Калашников отдал их Егорову. Егоров заплатил, как обещал: 5000 — Калашникову и 3000 — Комарову.
После сделки Калашников и Комаров укатили в Ялту. Билет Калашников купил на паспорт Ковтуна: заодно сымитировал его «отъезд» из областного центра.

«Спалила» фотография

В квартиру Ковтуна заселилась девушка-студентка. Убираясь, она нашла в комнате цветное фото мужчины, сзади оно было подписано: «Ковтун». Девушка знала, что так звали продавца квартиры, но деньги-то они отдавали совсем другому мужчине! Её родители кинулись в агентство. Агент согласилась: мужчина другой! Но на этом дело как-то и кончилось.
Егорова и Калашникова задержали лишь в июне 2004 года. Калашников признал вину только в мошенничестве. Егоров — только в завладении чужим имуществом (по его словам, ему досталось всего 20 000). Оба они утверждали, что в деревню — на рыбалку — Ковтун поехал добровольно, более того, прямо напросился. Он, якобы, очень боялся каких-то кавказцев, которые «наезжают» на него, требуя продать квартиру им за 10 000, и просил спрятать его на время сделки. А убил его Комаров, в драке — они в деревне постоянно ссорились. Калашников сам показал место, где был убит Ковтун — его частично скелетированный труп в зимней одежде так и лежал в том овраге. Тётя опознала Володю только по вещам.
Когда Егоров находился в СИЗО, у него изъяли письмо к Калашникову — 22 тетрадных листа с указаниями, что говорить: «…если будете твердить, что Вова сам сел (в машину. — Ред.), то захват человека не впаяют. Прочитай, запомни, изорви, 19.09.2004, Олег».

…Отличные характеристики — оба подсудимых были замечательными работниками и примерными семьянинами — не помогли. 25 мая заместитель председателя областного суда Павел Прозоров вынес приговор. Егорова признали виновным в похищении человека и в мошенничестве в крупном размере. Калашникова — ещё и в убийстве. Первый осужден на 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима, второй — на 17 лет.

Фамилии убитого, осужденного и свидетелей изменены.
Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован в установленном законом порядке.

Гуля Насырова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 + 1 =