Строка новостей
Домой / Читальный зал / Житейские истории / По реке плывёт сосед

По реке плывёт сосед

Первую свою работу – соседа после глубокого запоя — Константин Хоперский изготовил из коряги, которая однажды весной сама приплыла к его дому…

20-4По словам диспетчера гидроузла, в год река приносит по две-три достойных коряги. Из них Константиныч обычно мастерит столики. Жители Южноукраинского района знают, что их Хопёрский — даровитый мужик. Тащат к нему в дом всякую всячину: «Костя, глянь, деревяшка, какая. Может, что получится».

Талант

Константин Константинович — коренной житель Южноукраинска. Здесь жили несколько поколений его предков. Все работали на земле, а Костя, у которого обнаружился талант художника, закончил факультет графики и живописи в одном из столичных вузов. И хотя в те годы заработки у художников-оформителей были приличные, вернувшись, Константин по специальности работать не стал.

— Рисовать, лепить, мастерить надо, когда руки чешутся. А на заказ творить не могу, — говорит Хопёрский. — Вот уже 35 лет я работаю диспетчером на гидроузле. Там на судопропускнике трудится моя жена Надежда. Мы с ней в одной школе учились, но она помладше меня. Так сложилось, что всю жизнь на одной работе, с одной женщиной, в одном доме. Но я не жалею.

— Наш дом стоит прямо у реки. По весне сюда приплывают чудные коряги. Однажды выудил коряжку, и у меня руки зачесались, — вспоминает Константин Константинович. — Коряга — вылитый сосед после тяжелой пьянки. Такие же выпуклые глаза, ухмылочка… Я поработал немного над портретом и повесил его на дерево. Всем объяснял, что это — леший. Но соседи сразу угадали образ: это ж Вася Королёв. Он тоже себя сразу узнал. Нет, не обиделся, смеялся.

В год река приносит по две-три достойных коряги. Из них Константинович обычно мастерит столики. Один, с дарственной надписью, стоит сейчас в администрации гидроузла. У него сложная судьба. Когда Константин Константинович вывесил корягу на дерево, чтобы просушилась, ее украли. Но, видно, так и не придумали, что с нею сделать, и выбросили в речку. Коряга опять приплыла к хозяину. Он её обработал морилкой, покрыл лаком, прикрепил к корявым ножкам столешницу — и получился изящный столик. Однажды на экзотическую вещицу положила глаз французская делегация, посетившая гидроузел. Через переводчика попросили подарить или продать диковинку. Однако директор гидроузла стол не отдал: это, мол, подарок нашего диспетчера родному коллективу. Французы зацокали: «О-о-о, какие у вас таланты!»

Ленин и Пахмутова сторожат погреб

Южноукраинцы знают, что Хопёрский — даровитый мужик. Тащат к нему в дом всякую всячину: «Костя, глянь, деревяшка, какая. Может, что получится».
Константиныч поглядит на деревяшку через прищуренный глаз, а руки уже нащупывают горбинку носа или ухо будущего персонажа.

radoman04На погребе у Хопёрского скульптурная композиция — Ленин, дух плодородия и Александра Пахмутова. Трио Хопёрский отлил из бетона. Ленина — потому что интересно было, получится ли у него вождь, Пахмутова отражала дух 70-х, а дух плодородия отражал то, что растёт у него в саду, — яблоки, орехи, груши, сливы…

Поначалу фигурки стояли по отдельности, а когда выстроили погреб, Хоперский объединил персонажей в одну компанию, чтобы не скучно было.

На шелковице, среди ветвей которой зыркает кривым глазом сосед-леший, поселился ещё один дух.
Константин Константинович отодвигает ветви, и прямо на меня смотрит женское личико — белая маска из бетона, выкрашенная белой краской.
— Это дух тютины, — объясняет Хоперский. — Моя фантазия.
Дух тютины — хорошенькая дамочка.

Счастье — в мамином борще

— А дух воды почему у вас ушастый? — показываю я на колонку, которую диспетчер гидроузла превратил в мраморный грот. Из грота хлещет прозрачная струя воды. Кстати, родниковой.
— Вода мне дорого досталась, — признается Хоперский. — Раньше мы её таскали из соседнего двора. А недавно сами пробурили скважину. Еле-еле нашли подходящий инструмент. Притащили его с зятем зимой на саночках, а по весне стали бурить колодец. Чтобы вода у нас не пропала, я поселил на колонке духа. Кстати, вылепил его за пятнадцать минут. Спешил на работу, а бетон застывал. На ходу придумывал глаза, рот, уши…

Хоперский удивляется, что нынче на многих людей свалилась усталость от жизни.
— Как-то неподалеку от плотины, на берегу реки, ко мне подошел молодой парень, говорит: ох, батя, знаешь, кто я? Бандит. У меня всё есть. Но, знал бы ты, как жить тоскливо. Иду мимо реки и душой отдыхаю, не деньги, а материнский борщ мне сейчас счастьем кажется. Не понимаю, как можно устать от жизни? Я, бывало, выйду на балкон нашей башни (она высотой с четырехэтажный дом) и удивляюсь: никогда я ещё не видел одинакового рассвета или заката.

Ирина Варламова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × пять =