Строка новостей
Домой / Непознанное / Счастье привалило

Счастье привалило

Интересная, нет, можно сказать, сумасшедшая история приключилась в нашем районе некоторое время назад. На первый взгляд она дикая и невероятная, и я бы не стал о ней вспоминать, если бы не некоторые обстоятельства, которые косвенно, но убедительно подтверждают случившееся.

Счастье привалило

Поведал мне эту историю один из её главных персонажей – Семёныч из Горэлектро. Что подвигло его на сии откровения, я уже не помню, но…

— В жизни всякое случается… — философски заметил он по итогам какого-то разговора и вдруг оживился. – Я вот такое видел в прошлом году – жутко вспоминать. Знаю, не поверите, но клянусь – было. Началось всё с одного моего знакомого. Шиша Гундосый его кликуха. По виду был бомж бомжем, но на самом деле имел однушку через дом от меня. Не брился, дух от него соответствующий, в общем, алкаш – он и есть алкаш. Бабуином ещё его звали. Виделись мы тогда регулярно, раз в неделю, в пятницу, иногда по утрам в субботу. Дело в том, что я с друзьями по старинной привычке каждую пятницу после работы заседаю в красном холщовом павильончике на перекрёстке Челябинской и Литейной. Место известное… Так вот Шиша Гундосый в «Красном» всё время елозил. Ну, чтоб угостили. К вечеру, как нажрётся, ревёт, орёт, а что – непонятно. А ведь у него, и дети есть. Сын и дочь. Живут в Москве. Хорошо стоят. Они время от времени навещали отца. Денег не давали, а шмотки покупали, так что у Шиши прикид был пристойный, но сами понимаете… Они даже лечить его пытались, но это пустая трата денег была.

Пир на весь мир

— Так вот, в ту субботу прихожу в «Красное» поутру. Я вообще-то туда не собирался, — это Галя, жена, отправила меня мусор вынести. Накричала и послала. Я мусор выбросил и думаю: дайка забегу в «Красное», а то она так нехорошо кричала, аж сердце заболело. Вот и побежал.

Прибежал. Зашёл и сразу к стойке причалил. А потом гляжу и глазам не верю: сидит Шиша – в галстуке и важный. Развалился на видном месте, куда его в жизни не пускали, и лыбится мне своим частоколом с пробоинами.

— Тю, — говорю, — ты шо, Бабуин, не иначе как наследство из Африки получил?

А Шиша мне:

— Давай, Семёныч, коньяком угощу. А то всё ты да ты…

Я резкость навёл, пригляделся, а у него на столике… Божички, и впрямь коньяк! Да не простой, дорогущий. Да такого в «Красном» и не бывает! А ещё на столе раки морские здоровенные, забыл, как звать, — две штуки на подносе со всякой требухой вокруг, икра красная, колбасы, сыры и всего видимо-невидимо. Глаза разбегаются.

Я от стойки отлип и – к нему за столик.

Ну, мы и приняли. Я маленькую, он тоже. Я отщипнул от рака, закушал. Шиша, не закусывая, ещё одну тяпнул, потом ещё. Посидели, перетёрли вообще – о том и о сём. Наконец я не выдержал:

— Шиша, — говорю, — ты меня сегодня удивил. Сидишь тут барином и гуляешь так, как ни тебе, ни мне не положено. Неужто с ворами повязался? А?

Шиша достал платок (чувствуете? Чистый носовой платок!), облегчился и ответил: — Семёныч, сам не верю, но оно же есть, получается!

— Что есть и что получается? – спрашиваю.

И рассказал он следующее.

Трах, тибидох, тибидох

За пять дней до описываемых событий приезжала к Шише дочь. Посмотрела на его плачевное состояние, забрала водку из холодильника, из бачка, с балкона и других мест тайной дислокации. Накормила его. В общем, вытащила из запоя, а потом отвела к потомственному магу и колдуну, что живёт в частном доме на Авиаторов. Чародей тот ещё кодировщиком алкашей прирабатывает, но Шиша не испугался – дело знакомое. День, другой – и всё по новой. Пришли. Колдун оказался бабой лет тридцати. Только начала она Шишу лечить, как подъехал туда важный мужик, из тех, кому не предлагают подождать. Начали они разговор, а про Шишу забыли. Он в углу сидел, дремал и вполуха слушал. Колдунья с мужиком сильно спорили. Мужик бубнил, дескать, надо что-то начертить, потом движения сделать, а баба, наоборот: и слова не те, и чертить надо по-другому. Потом за круглый стол сели, свечки зажгли, стали непонятные слова нашёптывать. Шише скучно, совсем изнемог. И тут что-то такое произошло6 вроде как ветерок по комнате пробежал. Те двое остановились, перекинулись парой слов и опять за своё. Потом ведьма говорит: — Нет, не выходит. Давай в другой раз. Устала я.

Ну, они и разбежались. И Шишу с дочкой баба восвояси отправила. Велела ещё раз прийти для закрепления результата.

По моему велению

Вернувшись домой, Шиша принялся за любимое занятие. А через пару-тройку дней пошёл в «Красное» пропивать последнее. По дороге он приметил незнакомого крутого мужика. Увидел и подумал: «Вот бы такой оказал уважение: угостил бы как следует». Размечтался, значит, а в голове его при этом что-то бубнило.

Крутой оглянулся, стал осматриваться и, хоть на улице народу было полно, уставился на Шишу. Тот сначала подумал: услужить чем-то надо, — и вперёд. Понёс: «Судьба моя тяжёлая, всегда готов, на что пожелают, но хорошо бы чекушку и прямо сейчас, а то до мучительной кончины совсем недалеко». Обычно после этого Шишу прогоняли, даже пнуть могли, но не в этот раз. Крутой посмотрел на забулдыгу и сказал:

— Нравишься ты мне почему-то. Напоминаешь кого-то хорошего, хоть и вид у тебя свинский. Давай-ка я тебя угощу. Где тут у вас публичное заведение?

— А вот оно, «Красное».

Зашли. Крутой поморщился и послал Катьку-буфетчицу с деньгами в бильярдную, что рядом за вкусными вещами и выпивкой. Катька принесла. Крутой пить не стал, посидел немного и поехал по делам своим сложным. Шиша тут же быстро нажрался, остальное его соратники прикончили. Потом домой побрёл почивать. И шёл как раз мимо ларька, когда снова начал мечтать, чтобы ему чекушку на дорогу просто тут выдали, а голова при этом опять бубнила.

Тут выбегает ларечница с бутылкой и говорит:

— Жалко мне тебя до слёз. На, возьми от меня…

Здесь Шиша что-то догадываться начал, но ещё не до конца, поскольку пьяный был. А следующим утром совсем прозрел. Решил проверить свою удачу. По дороге в пивную опять принялся мечтать, чтобы вчерашний благодетель его вспомнил и уважил, и, уже нарочно, слова начал бубнить наобум, что и в прошлый раз.

И – есть! Не успел дойти, катит Крутой на «лексусе». Увидал Шишу, затормозил против всех дорожных правил. Вышел, обрадовался и говорит:

— Вспомнил, кого ты мне напоминаешь! Дружка моего одного. Хороший был человек.

В общем, снова выставил всё в «Красном», потом заторопился и с облегчением уехал.

Исполнение желаний

Слова заветные, которые бубнил Шиша, когда мечтал, — от той бабы с Авиаторов, когда она с важным клиентом колдовала. Получается, произнесёшь их про себя – мечта сбывается.

— Вот мы с тобой Семёныч, и сидим тут по результатам, — заключил Шиша.

— Да уж… — промычал я и принял сразу две маленьких. Про жену с мусором я начисто забыл.

На всякий случай буфетчицу расспросил. Та всё подтвердила и добавила:

— Ещё Светка из ларька вчера дала дураку чекушку ни за что. А сегодня места себе не находит. Нашло, говорит, на меня что-то непонятное. Затмение какое-то.

Я подумал ещё немного и сказал:

— Давай, Шиша, покажи прямо сейчас, тут же, как это у тебя получается. А то не поверю.

Тот забеспокоился:

Опять Крутого вызывать?

— Не, — говорю, — Крутого не надо. Захоти чего-нибудь другого. Шиша уставился на стойку, потом стал глядеть на улицу.

— Видишь вон ту, — говорит, — идёт с остановки? Хочешь, внимание мне окажет?

Я посмотрел туда, куда и он. Через дорогу шла домой Вероника, подруга моей жены. Очень и очень приличная женщина. Умница, хоть и разведённая. Всё при ней. Заведует кредитным отделом в Сиббанке.

— Давай! – развеселился я.

Шиша напыжился, уставился вслед Веронике и начал бормотать. И тут вдруг Вероника остановилась и начала оглядываться, будто забыла что-то или ищет кого. Водила-водила глазами вокруг и нашла Шишу.

Посомневалась немного, улыбнулась застенчиво и пошла через газон к нам на веранду, но меня словно и не видела. Подходит и говорит Шише:

— Извините, я бы себе никогда такое не позволила, но у вас поразительно интересное лицо. У нас в банке скоро состоится презентация нового фильма. Не хотите прийти? Это должно быть очень интересно. Вот моя визитная карточка. Позвоните мне… — И всё это не просто так, а со значением. Шиша молча взял карточку, а Вероника повернулась и пошла, да так, как в телевизоре бабы ходят.

Тут я решил с этими делами завязывать и Шише сказал, чтобы Веронику не трогал, прибью.

Расплата

Пошёл я домой очень озадаченный, если не сказать больше. Пришёл, пережил скандал: это же надо такое удумать, что я мусорное ведро пропил?

Лёг спать. Проспал до самого утра. На работе весь день думал-думал и придумал кое-что. Может, кредиты удастся погасить через Шишу? А то моя понабирала их чёрт знает на что, по гроб жизни не рассчитаться.

Пошёл я к начальнику участка, сказал, что надо на объект обязательно – временную схему поменять. Потом пошёл к главному инженеру и ему что-то наврал. А сам в «Красное» двинул – Шишу ловить, пока он вменяемый.

И вот тут-то оно и произошло. До сих пор думаю, что привиделось, хотя голова у меня очень крепкая. Иду я, значит, в «Красное» мимо бойлерной, где стоит наша новая щитовая. Гляжу, впереди, метрах в тридцати, Шиша следует. Как раз к щитовой подходит. Я – за ним. И тут, не поверите, дверь щита приотворяется изнутри, а оттуда вылазят… мой начальник участка и главный инженер. Опа! Сейчас заловят! Я – в кусты. А сам соображаю: как же это они там? Внутри места нет. Там десять киловольт! Одни туфли останутся… А они вылезли и к Шише шасть и ну орать! Чего же это он натворил по нашей части, думаю? Потом главный инженер Шишу в ухо ррраз! И Михалыч туда же. Шиша – с копыт и не шелохнулся. Грамотно били.

Неподалёку тётка на скамейке сидела, не своим голосом заблажила:

— Ой-ой, батюшки! Опять Митька с братом людей бьют! Щас милицию позову!

Главный инженер как крикнет:

— Тётка, не верещать!

Она и затихла. А у меня крышу сворачивать начало. Начальники мои, смотрю, потрошат пиджак Шишин – во дела, на разбой пошли! Потом, не задерживаясь, опять скользнули внутрь щита и дверь за собой заскрежетали. Всё. Тихо. Я – к двери, а там замок снаружи и заперт. Совсем, помню, растерялся. Начал оглядываться. Шиша на месте – валяется в крови. Значит, не привиделось. Я – к нему. Оттащил его в скверик, подальше от людей. Тот в божий свет вернулся и вцепился в меня:

— Боюсь! Убьют ведь!

— Кто, — спрашиваю, — главный инженер? За что?

— Какой главный инженер?! Мерин с майором!

— Какой Мерин, какой майор?! Мерин тогда третий год тянул, ему десятку дали. Майор же и сажал. А Шиша продолжает:

— Слыхал, как кричали? Майор озверел, говорит, сколько нас будешь беспокоить, алкаш драный?! Три дня по делам твоим… бегаем! – и в ухо мне с правой. А Мерин: «Забудь те слова! А то убью! И чтоб не жрал больше, падла!» — и в рожу мне. Дальше не помню.

— Так, — выговорил я, — надо нам с тобою, Шиша, успокоиться, себя в порядок привести. Вон дедок семенит. Сгоняй-ка его за поллитрой, как ты умеешь, а то не дойду до «Красного». Но как Шиша не тужился, как ни бормотал – ничего. Дедок так бесполезно в подъезд и проследовал. Шиша по карманам стал шариться. Тут я догадался:

Что, — говорю, — записал слова? Ну-ну. Забрали они. Не шарь.

Главный технолог

В общем, пропал у Шиши дар. Как и не было. И что за черти были из щитовой, я и думать боюсь. Но всё равно интересно. Видно, эти колдуны не всегда деньги просто так берут, хотя сбои в работе и у них бывают.

К бабе-колдунье я ездил потом, чтобы разведать. Арестовали её. Чего – побоялся разузнавать.

Да, Шиша бухать бросил. Совсем. Теперь он Иван Петрович Ширшов – главный технолог молокозавода. Я с ним только на вы. Обещал меня на хорошую работу взять, если пить буду поменьше. Во как.

Кого вы видели?

Вот такой рассказ я слышал. Ерунда, скажите? Пьяные фантазии. Так-то оно так, но рассказчика я неплохо знаю. Не может этот человек придумать такое. Что-нибудь попроще – может, а такое – нет. Кроме того, я точно знаю (откуда – не скажу), что его вызывали по повестке. Нет-нет, не в полицию, берите покруче – прямо в ФСБ. А там долго и подробно расспрашивали, что он видел и каким образом участвовал в этом инциденте под щитовой. А самое интересное, спрашивали его многократно следующее: кого именно из нападавших на гр. Ширшова Ивана Петровича он видел – главного инженера Горсетей с начальником участка, Митьку-хулиганства с братом? А может, осуждённого по тяжёлой статье гр. Буланова С.С. с майором милиции Сербиным или пособника фашистов полицая Емельянова с сотоварищем, которых на само деле расстреляли ещё в 47-м? Я так полагаю, что последних баба Авдотья видела из окна. Ей уже почти 100 лет скоро будет, но глаз ещё зоркий.

Сейчас разговоры стихают, и становится совершенно неясно, что это такое было и было ли оно вообще. Однако, думаю, где-нибудь, в глубинах всем известной конторы всё продолжается. Там ничего не забывают, особенно если сами имеют к чему-то отношение. У меня там шурин по хозчасти служит. Семёныч-то последнее время от всего открещивается, ну а я подписки не давал. Вот так-то.

Григорий, 49 лет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × два =